A
A
C
C
C
Обычный вид
Версия для слабовидящих
Государственное автономное учреждение культуры Ярославской области
Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей
ГлавнаяНаука и публикации → Здание бывшей Городской Думы на территории Угличского кремля: история строительства и бытования. Часть 2

Здание бывшей Городской Думы на территории Угличского кремля: история строительства и бытования. Часть 2

Лиуконен Евгений Анатольевич, заведующий сектором хранения отдела фондов

ГАУК ЯО «Угличский государственный историко-

архитектурный и художественный музей», г. Углич.

Конференция «Музей в культурном пространстве исторического города»

Уже 2 марта было заплачено угличскому посадскому Василью Яковлеву Гнидину за 5450 кирпичей. 4 марта – Ивану Иванову Пятунину за 4300 кирпичей. 7 марта – Василью Гаврилову Пигасовскому за 4500 кирпичей. 24 сентября – Федору Гаврилову Омячкину за 50 000 кирпичей. 8 октября – Дмитрию Петрову Коновалову за 25 000 кирпичей. 14 октября – Василью Дмитреву Коновалову за 60 000 кирпичей. 13 декабря – Афанасью Иванову Рудееву за 20 000 кирпичей. В тот же день выданы деньги Ивану Васильеву Коновалову (за 30 000), Василью Яковлеву Гнидину (за 20 000), Дмитрию Алексееву Омячкину (за 20 000), Петру Иванову Рудееву (за 30 000), Николаю Иванову Рудееву (за 24 850), Ивану Иванову меньшому Омячкину (за 8000) и Василью Гаврилову Пигасовскому (за 8000). При этом можно отметить, что стоимость одной тысячи кирпича составляла 12 рублей 50 копеек или 13 рублей. В стоимость входила и перевозка к месту строительства. Отдельно следует отметить поставку угличским посадским Иваном Васильевым Коноваловым 5000 колонного кирпича по 25 рублей за тысячу, оплаченную 13 декабря. Они пошли на возведение шестиколонных портиков, оформляющих центральные ризалиты южного и северного фасадов.

31 января выданы 2500 рублей угличскому купцу Василью Петрову Бычкову за покупку в городе Старице Тверской губернии известки и «дельного» белого камня. 4 ноября купцу Якову Николаеву Ожегову заплачено за 830 дельных белых камней и за забранную у него известку, необходимую для кладки 335 100 кирпичей. Цельные известняковые камни требовались для вытесывания архитектурных деталей – блоков для кладки цоколя, профилированных подоконников и поясков, угловых вставок карнизов, баз и капителей колонн.

16 декабря заплачено посадскому Василью Иванову Кашинову за купленные под бут 1820 возов дикого камня – по 35 копеек за воз с доставкой. Всего 637 рублей.

30 января и 17 декабря последовали выплаты купцу Матвею Сергееву Сурину (около 2600 рублей) за 702 листа (280 пудов) листового железа, 253 пуда 4 фунта полосового железа со сваркой связей, изготовлением решеток и др. Тогда же, 17 декабря, выданы 65 рублей посадскому Ивану Алексееву Пятунину за различные виды гвоздей (костыли, троетес, двоетес, однотес), необходимые для кружал, обрешетки под крышу и подмости.

30 января посадскому Петру Никитину Жукову выдано 2500 рублей на покупку в Тверской губернии различных сортов леса. Эту поставку осуществил купец Петр Леонтьев Саватеев. Окончательная выплата за лесные материалы последовала 4 декабря 1814 г., «а именно: бревен елевых 450 мерою по 15 аршин ценою по 80 копеек каждое – 360 рублей, сосновых 82 ценою по 7 рублей 50 копеек каждое – 615 рублей, елевых 103 бревна мерою по 16 аршин ценою по два рубли каждое – 206 рублей. Еще бревен елевых 25 мерою по девяти аршин ценою по два рубли по 50 копеек каждое – 62 рубли 50 копеек. Слег елевых 120 мерою по 12 аршин ценою по 80 копеек каждая – 96 рублей. Сосновых плах 22 мерою по семи аршин ценою по три рубли каждая – 66 рублей. Тесу половаго елеваго четыреста тесниц мерою по девяти аршин ценою по рублю пятидесяти копеек каждая – 600 рублей. Сорок сосновых тесниц мерою по четырнатцати аршин ценою по три рубли каждая – 120 рублей. Еще 25 елевых для дверей и лесниц мерою по осми аршин ценою по два рубли каждая – 50 рублей. Подтеснику двести по 25 копеек каждая – 50 рублей. Тесу крышешнаго сто тесниц – 70 рублей. Межеулку 34 тесницы мерою по осми аршин ценою по рублю каждая – 34 рубли. Драниц под щекотурку 770 ценою по десяти рублей за сто – 77 рублей. На леса и подмосты слег восемдесят, заборнику на палцы двести итого на 124 рубли. Всего 2530 рублей 50 копеек» (19).

Все перечисленное касалось поставки материалов, которая происходила в течение 1813 г. 19 февраля выплачен задаток 200 рублей крестьянину Егору Тихонову, происходившему из Нижегородской губернии, Балахонской округи, деревни Леденцово, вотчины майора Михаила Петрова сына Нарышкина. По другим источникам известно, что он носил фамилию Катышев, – вероятно, по названию близлежащего большого торгово-промышленного села Катунки. Он со своей артелью каменщиков подрядился выполнить основные строительные работы – от закладки фундамента до кладки стен и сводов. 7 октября 1813 г. последовала итоговая выплата – 2660 рублей 47 копеек. При этом подробно перечислены выполненные виды работ: «за кладку общественнаго каменнаго дома, следующаго для Городских присутственных мест, за 335 100 кирпичей по 5 рублей 25 копеек за тысячу – 1759 рублей 27 копеек. За теску белого камня, следующаго для карнизу, за 382 аршина по 70 копеек за аршин – 267 рублей 40 копеек. За теску гладкаго белаго камня за 327 аршин по 40 копеек за аршин – 130 рублей 80 копеек. За 42 подставы из белаго камня по 50 копеек за каждую – 21 рубль. За вкладку над окошками и дверми на отливах досток и рубление оных – 50 рублей. За земляную работу для уравнения под оной дом места за двести дней по одному рублю по пятидесяти копеек на день на человека – триста рублей. Сверх же кирпишной кладки за бут под оной дом диким камнем – 332 рубли».

Далее, 2 декабря «Выдано Костромской губернии Нерехотскаго уезда вотчины Его Сиятельства Князь Егора Алексеевича Голицына деревни Кандякова крестьянину Никите Петрову за обрешечение им всего вновь выстроеннаго для Городских присудственных мест общественнаго дома под покрытие железом 408 рублей 40 копеек».

19 декабря «Выдано угличскому посадскому Ивану Григорьеву Долгову за грунтовку им своим материалами листоваго железа с обоих сторон, потребнаго для покрытия общественнаго каменнаго дому, всего за 702 листа ценою по десяти копеек с каждаго листа. Итого 70 рублей 20 копеек».

На основе приведенных сведений можно сделать вывод, что в течение 1813 г. были выполнены наиболее значительные работы – от заготовки материалов до возведения основного объема здания и подведения его под крышу. Далее в 1814 г. планомерное строительство продолжилось. Процитируем основные записи в расходных книгах:

«24 марта. Выдано… крестьянину Никите Петрову за зделание им с рабочими людми в общественном каменном доме, следующем для Городских присудственных мест, накатов в верхнем и нижнем этажах за шесть недель с половиною на одиннатцать человек ценою по десяти рублей на неделю каждому человеку. Всего 715 рублей.

4 апреля. Выдано по указу Угличской Градской Думы Тверской губернии города Кашина посадскому Федору Федорову Вешнякову за покрытие им каменнаго общественнаго дома железом. Всего за 725 листов ценою по 35 копеек с каждаго листа. Всего 253 рубли 75 копеек.

14 мая. Выдано угличскому купцу Матвею Сергееву Сурину за купленные у него железные болты, следующие для поддержания в общественном каменном доме верхняго потолоку балок, всего весом 20 пуд 20 фунтов ценою по 5 рублей по 25 копеек за каждой пуд. Всего 107 рублей 62 копейки с половиной.

25 июня. Выдано… крестьянину Никите Петрову за зделание им с рабочими людми в общественном каменном доме, следующем для Городских присудственных мест, в верхнем етаже, кроме зала, полов, переборок и за вкладку на все окошка досток за четыре недели на десять человек ценою по двенатцати рублей на неделю каждому человеку. Всего 480 рублей.

26 июня. Выдано угличскому посадскому Андрею Александрову Ожгихину за зделание им тритцати шести рам и за вставливание во оные собственных ево стекол, следующих в окошка общественнаго каменнаго дома во второй етаж, ценою по десяти рублей за каждую раму и со стеклами. Всего 360 рублей.

18 июля. Выдано Ярославской округи вотчины бригадира Василья Алексеевича Василчикова деревни Мостца крестьянину Павлу Семенову за щекотурку в общественном каменном доме средняго этажа в число договорной суммы 180 рублей.

27 августа. Выдано Тверской губернии города Калязина посадскому Борису Антонову Мухину за купленные у него для кладки шести печей во вновь выстроенном для Городских присудственных мест каменном доме красные изразцы 274 рубля и 50 копеек.

16 октября. Выдано… крестьянину Павлу Семенову за отщекотурку им во вновь выстроенном каменном доме в среднем етаже осми покоев и сеней и в нижнем этаже двух архивов и находящагося при оных колидора и для содержания арестантов арестантскаго покоя всего 550 рублей, в число коих выдано ему Семенову в 18 число июля сего года 180 рублей, затем ныне досталные 370 рублей.

18 октября. Выдано угличскому посадскому Николаю Спиридонову Ожегову за складку им восми печей в среднем етаже общественнаго каменнаго для Городских присудственных мест дома ценою по 31 рублю 25 копеек за каждую печь, а всего 250 рублей.

30 ноября. Выдано… крестьянину Никите Петрову за зделание им в общественном каменном доме в среднем етаже в зале белаго полу с тумбами, в нижнем этаже того ж дому в арестантской и калидоре накатов и чистых полов с переделкою в архивах и калидоре чистых полов и переборки снизу в средней этаж парадной лестницы. Всего за всю вышеписанную работу 180 рублей.

9 декабря. Выдано Тверской губернии Кашинскаго уезда вотчины помещицы вдовы Дарьи Александровой Олсуфьевой деревни Якшина крестьянину Ивану Осипову за зделание им в общественной каменной дом зимних тритцать одну раму из его лесу ценою по 4 рубли 25 копеек за каждую. Всего 131 рубль 75 копеек.

16 декабря. Выдано угличской посадской Крестине Васильевой Коноваловой за купленной у нее для общественнаго каменнаго дома кирпич пешной всего восемь тысяч кирпичей ценою по 15 рублей за тысячу и с ее Коноваловой доставкою. Всего 120 рублей.

30 декабря. Выдано угличскому купцу Якову Николаеву Ожегову за купленную у него для отщекотурения средняго этажа в общественном каменном доме, то есть осми покоев и сеней и в нижнем етаже двух архив и находящагося при оных калидора и для содержания арестантов арестантскаго покоя извеску всего сто десять четвертей ценою по два рубли дватцати копеек за каждую четверть. Итого 242 рубли.

30 декабря. Выдано Тверской губернии Кашинскаго уезда вотчины помещицы вдовы Дарьи Александровой Алсуфьевой деревни Якшина крестьянину Ивану Осипову за зделание им общественнаго каменнаго дому в третей этаж летних десять рам ценою за рубль пятидесяти копеек за каждую. Итого 15 рублей.

30 декабря. Выдано угличскому купцу Александру Васильеву сыну Кожевникову за купленной у него лебастр для отщекотурения в общественном доме в среднем этаже осми покоев и сеней и в нижнем этаже двух архив и находящагося при оных калидора и для содержания арестантов арестантскаго покоя всего триста пудов ценою по сороку копеек за пуд. Всего 120 рублей.

30 декабря. Выдано угличскому купцу Матвею Сергееву сыну Сурину за забранные у него для общественнаго каменнаго дому, а имянно: лебастру четыреста пудов ценою по сороку копеек за пуд 160 рублей, которой нужен для отщекотурения означеннаго дому в среднем этаже осьми покоев и сеней и в нижнем этаже двух архив и находящагося при оных калидора, для содержания арестантов арестантскаго покоя. Гвоздья купорново две тысечи пятьсот, заклепнаго четыреста, межеумку четыреста, двоетесу девятьсот пятдесят, троетесу триста, щекотурнаго семдесят тысеч, вьюшек девять, заслонов девять, душников восемь, проволоки двенатцать фунтов с половиною, железа полушиннаго тритцать фунтов, двенатцать пар петель для дверей. За все оные 268 рублей 30 копеек. А всего с лебастром 428 рублей 30 копеек» (20).

Далее приведем записи 1815 г., дополняющие цикл работ 1814 г.:

«13 января. Выдано угличскому посадскому Николаю Спиридонову Ожегову за складку им общественнаго каменнаго дома в нижнем етаже в арестантском покое стряпильной печи, за пешной и подовой кирпич, песок, глину, за воду и за работу 66 рублей.

13 января. Выдано угличскому посадскому Николаю Григорьеву Решетникову за купленные у него для двух печей, следующих в каморах у городоваго старосты и в Словесном суде в общественном каменном доме красные израсцы 64 рубли.

17 января. Выдано угличскому посадскому Николаю Гаврилову Четвертухину за носку земли и кожевенной стружки на потолоки перваго и втораго етажа общественнаго каменнаго дома 110 рублей.

27 января. Выдано угличскому посадскому Николаю Гаврилову Четвертухину за воску глины для осми печей в общественной каменной дом восемдесят шесть возов ценою по пятидесяти копеек за каждой воз – 43 рубли, для щекотурки общественнаго каменнаго дома всего средняго этажа и в нижнем этаже арестантскаго покоя, калидоров, архив и сеней и для печей за воску двусот семи бочек воды по 25 копеек за каждую – 51 рубль 75 копеек. Песку сто пятдесят девять возов по 25 копеек каждой – 39 рублей 75 копеек. За возку лебастру семисот пудов ценою по три копейки за пуд – 21 рубль. За возку для осьми печей израсцов с реки Волги 15 рублей. За перевозку драни с реки Волги 4 рубли. А всего 174 рубли 50 копеек.

28 января. Выдано угличскому купцу Ивану Иванову Саватееву за купленную у него кожевенную струшку, потребную в общественной каменной дом перваго и втораго этажа на потолоки под землю, за сто пятдесят пудов ценою по сороку копеек за пуд – 60 рублей.

28 января. Выдано угличскому посадскому Александру Семенову Верещагину за купленные у него для осьми печей в общественном каменном доме четыре железные планки по 20 копеек каждая – 80 копеек. Восемь заслонок сторонних ценою по рублю осмидесяти семи копеек с половиною каждая – 15 рублей, шесть фунтов проволоки ценою по семидесяти копеек каждой фунт – 4 рубли 20 копеек. Железа пуд осьмнатцать фунтов на связи к печам – 8 рублей 70 копеек, четыре пуда десять фунтов вьюшек ценою по пятнатцати копеек за фунт – 25 рублей 50 копеек. Двести гвоздей однотесу – рубль. Всего 55 рублей 20 копеек.

28 января. Выдано угличскому посадскому Василью Дмитреву Коновалову за купленную у него для отщекотурки общественнаго каменнаго дома втораго етажа и в нижнем этаже сеней, калидоров, двух архив и арестантскаго покоя извеску тритцать четвертей ценою по два рубли за каждую четверть – 60 рублей.

14 апреля. Выдано угличскому посадскому Андрею Александрову Ожгихину за вставливание им в среднем этаже общественнаго каменнаго дому в тритцать одну раму стекол ценою шести рублей по пятидесяти копеек за каждую – 201 рубль 50 копеек. Да за вставливание ж стекол в десять рам в антресоли по три рубли с каждой рамы – тритцать рублей. А всего 231 рубль 50 копеек.

24 августа. Выдано Тверской губернии Кашинскаго уезда вотчины помещицы вдовы Дарьи Александровой Алсуфьевой деревни Якшина крестьянину Ивану Осипову за зделание им общественнаго каменнаго дома, в коем ныне находятся Городские присудственные места, в нижней этаж летних тритцати пяти рам ценою по два рубли семидесяти пяти копеек за каждую – 96 рублей 25 копеек.

17 декабря. Выдано угличскому посадскому Ивану Васильеву Воронову за купленные у него для выкрашения железной крыши на общественном каменном доме, в коем помещаются общественныя присудственныя места, белил четыре пуда ценою по 22 рубли по 23 копейки с половиною за пуд – 88 рублей 94 копейки. Сурику пять фунтов по 55 копеек за фунт – 2 рубли 75 копеек. Краски медянки тритцать фунтов по четыре рубли за фунт – 120 рублей. Всего 211 рублей 69 копеек.

17 декабря. Выдано угличскому посадскому Ивану Васильеву Вознесенскому за купленное у него для выкрашения на общественном каменном доме, в коем помещаются присудственныя места, железной крыши постное масло пять пуд пятнатцать фунтов по 9 рублей 50 копеек за пуд – 51 рубль 4 копейки с четвертью.

27 декабря. Выдано вольноотпущенному от подполковника Петра Петрова сына Батурина человеку Ивану Тимофееву за выкрашение железной крыши на общественном каменном доме, в коем состоят общественныя присудственныя места, краскою – 140 рублей.

27 декабря. Выдано угличскому посадскому Ивану Александрову Ожгихину за вставливание им собственных ево стекол в сорок две новые рамы, потребные в нижней этаж общественнаго каменнаго дома, в коем ныне состоят общественные присудственные места, ценою по пяти рублей за каждую раму – 210 рублей. Еще за девяносто два стекла по случаю разбития градом по рублю за каждое – 92 рубли. Вставлено оного ж дома в антресолях сорок два стекла по пятидесяти копеек каждое – 25 рублей 20 копеек. Всего 327 рублей 20 копеек» (21).

В качестве итога можно отметить, что в течение 1814 г. в здании были выполнены деревянные накатные потолки, полы, переборки, вставлены оконные рамы, крыша покрыта железом, велись кладка печей и внутренние штукатурные работы. Подобные дела, заключавшиеся в обустройстве помещений первого и второго этажей, покраске крыши, выполнялись и в 1815 г.

Уже в середине 1814 г. здание находилось в высокой степени готовности. Сохранился черновик рапорта Городской Думы губернскому начальству, датированный июлем или 3 августа:

«По предложению Вашего Сиятельства от 24 генваря прошлаго 1813-го года за № 63-м для Городских присудственных мест на окладные городские доходы каменной дом сею Думою уже выстроен и онаго одна половина средняго этажа, то есть для сей Думы, Сиротскаго суда и городоваго старосты, равно и зал для общественнаго собрания всеми ко оным принадлежностями окончены. Быть имеет августа сего 1814-го года к 12-му числу, в который уже в то время и можно ныне будет означенным Присудственным местам из занимаемаго ныне оными деревяннаго дома учинить переход, а более и потому что, как по предписанию Его же Сиятельства под сею Думою в нижнем этаже имеется ныне тюрьма и находятся колодники, от которых и происходит в присудственные каморы смрадной запах, так что и в присудствии быть в сей Думе и Сиротском суде членам никак не возможно. Но бес позволения Вашего Сиятельства перехода во вновь выстроенной каменной дом учинить сей Думе, Сиротскому суду и городовому старосте никак не возможно. И для того Определено: с прописанием вышеписаннаго Вашему Сиятельству представить сим Доношением и просить, дабы благоволили означенным присудственным местам из стараго деревяннаго во вновь выстроенной каменной дом перейти к 12-му числу будущаго августа ныне позволить с таковым донесением, что и 2-я половина означеннаго каменнаго дома для Городоваго Магистрата и Словеснаго суда к окончанию приведена будет в скором времени, а по сему и оным местам, когда уже отделаны будут комнаты, то в то время из стараго дома перейти тож позволить, на что и ожидать от Вашего Сиятельства в разрешение предписания».

13 августа последовал ответ ярославского губернатора М.Н. Голицына: «Рапорт Градской Думы № 299 разрешаю, что Градская Дума может перенести присудствие свое в приготовленные для нее комнаты новаго каменного дома, приложа старание к окончателному устройству онаго и для помещения прочих городских присудственных мест».

После получения разрешения Думой было направлено сообщение в Сиротский суд, что «предположено переход учинить в 29 число сего августа, а по сему в оной суд сей сообщить, дабы и он в означенное 29 число свое присудствие перенес в новой дом».

15 октября направлен новый рапорт губернатору, где сообщалось о готовности комнат для Городового Магистрата и Словесного суда и испрашивалось разрешение на перевод. 31 октября получен ответ: «Градская Дума может сообщить градским присудственным местам о перемещении в приготовленные для них комнаты в общественном доме, с сохранением надлежащаго порятка».

Документ был получен уже на следующий день 1 ноября. Последовало сообщение в Городовой Магистрат, но, вероятно, возникли какие-то проблемы, губернатору направлялся новый запрос. В результате 20 ноября 1814 г. дано предписание «В уважение к причинам, от Городоваго Магистрата мне представленным, я отложил перемещение его в новой дом до лета 1815 года».

По итогам выполненных строительных работ 30 января 1815 г. присутствующими Городской Думы подготовлена справка на основе Приходо-расходных книг 1813, 1814 и 1815 гг., «сколько именно употреблено для Общественнаго каменнаго дома суммы, по которой оказалось, что суммы употреблено для вышеписаннаго дома на покупку материалов, как то кирпича, извески, железа, лебастру, лесу и протчих материалов и за работу заплачено всего Дватцать одна тысеча семьсот пятдесят восемь рублей шездесят три копейки с половиной» (22).

Городским властям вполне удалось уложиться в предписанную губернатором 24 января 1813 г. сумму 24 680 рублей 26 копеек, которая, очевидно, составляла в пересчете на серебро сто тысяч рублей ассигнациями. Но этот отчет не был финальным, а закрепившаяся в историографии сумма окончательной – строительство здания и далее продолжалось. При отсутствии данных Приходо-расходных книг 1816 г. приведем сведения за один 1817 г.:

«31 августа. Выдано Рыбинскаго уезда вотчины графини Марьи Алексеевны Толстой деревни Дуденева крестьянину Федору Прокофьеву за переделку в общественном каменном доме, в коем помещаются общественные присудственные места, входной лесницы и за зделание для Словеснаго Суда покоя, в учительских комнатах решеток и за починку в училище полов – 125 рублей 20 копеек.

31 августа. Выдано угличской посадской Наталье Герасимовой жене Рудеевой за купленной у нее для складки пяти печей, а имянно в Городовом Магистрате одной, в Словесном Суде одной, в Городовом училище двух и в учительских комнатах одной, пешной кирпич всего за 7200 кирпичей ценою по 20 рублей за тысячу и с ее доставкою на место 144 рубли да подоваго кирпича дватцать пять кирпичей рубль. А всего 145 рублей.

31 августа. Выдано угличскому посадскому Ивану Иванову Котлову за возку для вышеозначенных печей глины, песку, воды и дикаго камня на бут под три печи. Всего за 163 воза ценою по пятидесяти копеек за каждой воз. Всего 81 рубль 50 копеек.

31 августа. Выдано Ярославскаго уезда Яковлевской слободы крестьянину Егору Андрееву за складку им вышеозначенных пяти печей 150 рублей.

31 августа. Куплено градским главою угличским купцом Алексеем Козминым сыном Вороновым с аукциону в Угличьском Городовом Магистрате для Градскаго народнаго училища и в комнаты к учителю две иконы за 10 рублей 30 копеек.

24 сентября. Выдано Ярославскаго уезда вотчины бригадира Василья Алексеевича Васильчикова деревни Мосца крестьянину Павлу Семенову за отщекотурение с лица всего общественнаго каменнаго дома, в коем помещаются общественные присудственные места и Городовое народное училище, равно Словеснаго Суда и внутри всего нижняго этажа и сеней – 410 рублей.

23 ноября. Выдано угличскому посадскому Николаю Гаврилову Четвертухиину за возку им к общественному каменному дому, в коем помещаются общественные присудственные места, для отщекотурки всего онаго дому с лица равно внутри во всем нижнем этаже комнат и в среднем этаже комнаты, зделанной для Словеснаго Суда, сеней и дву кладовых, для учителя сделанных, песку, воды и извески 75 рублей 50 копеек.

23 ноября. Выдано угличскому посадскому Василью Дмитреву Коновалову за купленную у него для отщекотурения вышеписаннаго общественнаго каменнаго дома, в коем помещаются общественные присудственные места, извеску 78 четвертей ценою по три рубли по 25 копеек за четверть. А всего 253 рубли 50 копеек.

23 ноября. Выдано угличскому купцу Матвею Сергееву Сурину за забранные у него для щекотурки в вышеписанном общественном доме в нижнем этаже потолоков и переборок, равно и в среднем этаже в зделанной для Словеснаго суда комнате, тоже переборок и потолока разнаго сорта гвоздей, имянно для щекотуру 55 700 гвоздей ценою по 2 рубли по 50 копеек за тысячу – 139 рублей 25 копеек. Для карнизу однотесу, двоетесу и троетесу 1125 гвоздей и за оные 22 рубли 5 копеек. А всего 161 рубль 30 копеек.

23 ноября. Куплено у угличскаго купца Федора Семенова Верещагина разнаго сорту тесу для зделания лесов для щекотурки вышеписаннаго каменнаго дому. Всего 130 рублей.

23 ноября. Выдано угличскому купцу Матвею Сергееву сыну Сурину за купленной у него для отщекотурения вышеписаннаго общественнаго каменнаго дома и в нем покоев алебастр. Всего 351 пуд 20 фунтов ценою по 75 копеек за пуд. А всего 263 рубли 62 копейки с половиной.

23 ноября. Выдано угличскому посадскому Ивану Александрову Крылову за вставливание им в Народном училище в шесть рам и одну дверь стекол ценою по пяти рублей за каждую – 35 рублей.

23 ноября. Выдано угличскому посадскому Ивану Лукину Коровникову за зделание им в Училище одной двери и одной рамы – 10 рублей.

Выдано угличскому посадскому Ивану Тимофееву Кочетову за выкрашение им в Училище двух печей и колонных столбов – 10 рублей.

31 декабря. Куплено у угличскаго посадского Ильи Иванова Ожегова триста драниц, следующих для отщекотурки в общественном каменном доме, в коем помещаются общественные присудственные места и народное училище, комнат, а имянно переборок и потолоков ценою на 40 рублей» (23).

Приведенные сведения позволяют установить, что в 1817 г. (если, конечно, не имели место рассрочка платежей или задолженность) был выполнен значительный объем штукатурных работ – все фасады здания, некоторые помещения первого и второго этажей, где отделка могла остаться незавершенной либо потребовалась переделка. Также вставлялись оконные рамы, выкладывались печи, переделана лестница. Несмотря на то, что учреждения могли располагаться в здании с конца августа 1814 г. и с середины 1815 г., завершенный вид и отделку фасадов оно получило только в 1817 г.

В качестве итога можно отметить, что заслуга возведения здания Присутственных мест в значительной мере принадлежала городскому голове купцу 2-й гильдии Дмитрию Васильевичу Кожевникову, занимавшему должность два трехлетия – в 1811-1815 гг. и в 1818-1820 гг. Этот незаслуженно забытый человек немало потрудился на благо Углича. На его пожертвования в 1810-1811 гг. Т.А. Медведев расписывает Спасо-Преображенский собор, в 1814 г. он выступает одним из основных инициаторов строительства Богоявленского зимнего собора. Под его руководством и явно его организаторскими способностями Углич получает прочное и удобное административное здание для размещения Городских присутственных мест. Д.В. Кожевников реализовал существовавшую более двадцати лет давнюю насущную потребность, к чему по разным причинам так и не смогли приступить предшественники.

Также следует отметить немалую заслугу в деле строительства и ярославского гражданского губернатора Михаила Николаевича Голицына, который осознавал острую потребность города в новом административном здании и контролировал, координировал процесс.

Поставщиками материалов были представители многих видных угличских фамилий, среди которых владельцы кирпичных заводов, известково-обжигательных печей, торговцы деревом и железом. Среди строительных подрядчиков первостепенная роль принадлежит Егору Тихоновичу Катышеву – крестьянину Нижегородской губернии Балахонской округи села Катунок деревни Леденцова, вотчины майора Михаила Петровича Нарышкина. Его артель осуществила основные каменные работы. В дальнейшем в 1810-1820-х гг. он также принимал участие в строительстве Богоявленского зимнего собора, моста через Троицкий ручей на Московской улице, колоколен сел Ильинского «в Поречье» и Троицкого «на Устье», возможно, также в строительстве колокольни угличской церкви Димитрия Царевича «на поле». Перестраивал церковь села Воскресенского «что в Поречье».

Основные плотницкие работы выполнила артель Никиты Петрова – крестьянина Костромской губернии Нерехотскаго уезда деревни Кандюкова, вотчины князя Егора Алексеевича Голицына. Штукатурные работы выполнил Павел Семенов Костицын - крестьянин Ярославского уезда деревни Мостца, вотчины бригадира Василия Алексеевича Васильчикова. Необходимо отметить, что выходцы из той вотчины и из ближайших мест окрестностей Ярославля в XVIII-XIX веках поколениями трудились в Угличе на различных строительных работах. Среди них были артели каменщиков, штукатуров и лепщиков. Это лишь краткий обзор мастеров и поставщиков материалов – полное представление предоставляют цитированные выше документы.

Как было отмечено, в новое здание Присутственных мест, наряду с административными учреждениями, было переведено и Городовое народное училище, учрежденное в 1787 г. По сведениям Приходо-расходных книг, оно, несомненно, размещалось в здании в 1817 г., занимая средний зал нижнего этажа. В 1820 г. данное учебное заведение было преобразовано в Угличское уездное училище. Торжественное открытие состоялось 18 июня. При этом по-прежнему не располагало собственным помещением.

Директор училищ Ярославской губернии Николай Климент 6 июля 1820 г. подал прошение ярославскому гражданскому губернатору действительному статскому советнику Александру Михайловичу Безобразову, где писал:

«Угличское уездное училище, за неимением для помещения своего особеннаго дома, принуждено было по сие время помещаться в различных домах, нанимаемых на счет училищной суммы. При торжественном открытии онаго, 18-го сего июня, тамошний Градский Глава, с согласия общества, позволил поместить училище на время в нижнем этаже общественнаго дома, занимаемаго Градскими присудственными местами, и при том объявил мне, что общество согласно бы было уступить сей этаж, до сего ничем не занимаемый, навсегда под училище, но без воли Вашего Превосходительства к тому приступить не смеет. Етаж сей нахожу я достаточным для помещения училища, если сделать в оном некоторыя поправки, а потому покорнейше прошу Ваше Превосходительство позволить Угличскому обществу отдать оный под училище до того времени, пока общество не найдет способов выстроить на сей предмет особеннаго дома».

Губернатор, со своей стороны не находя препятствий, 12 июля направил запрос в Угличскую Градскую Думу. В Угличе получили предложение 19 числа и, рассмотрев, 21 июля направили рапорт. Выводы весьма интересны: «Градский Глава Присудствию объявил, что он Г-ну Директору училищ Ярославской губернии Клементу таких слов, что общество согласно бы было уступить и навсегда под училище нижней этаж дома, в коем помещаются общественныя Присудственные Места, до сего ничем не занимаемый, но без согласия Вашего Превосходительства приступить не может, вовсе не говаривал, а сказал только то, что он один без согласия общества, а тем более без позволения Вашего Превосходительства уступить навсегда сверх занимаемаго училищем середняго зала одного другаго покоя, состоящаго с правой стороны помянутаго зала, под уездное училище не может».

Местные власти, очевидно, не удовлетворившись решением Думы, вскоре рассмотрели данный вопрос на собрании городского общества и 28 июля направили новый рапорт губернатору, более конкретно и детально прояснив ситуацию:

«Во исполнение Предложения Вашего Превосходительства от 12-го сего июля за № 3423-м, коим изволили предписать сей Думе о предложении Градскому обществу согласно ли оное здешнее Уездное Училище поместить в общественном доме, в коем помещаются общественные Присудственные места, в нижнем этаже – сею Думою сего июля в 26-е число города Углича 2-й и 3-й гильдии купцы и посадские в общественной зале, имеющейся при сей Думе, на собрание были собраны, коим и объявлено сею Думою вышеписанное Вашего Превосходительства предложение. По выслушании коего общество объявило и писменным приговором утвердило: что они в нижнем этаже общественнаго дома, в коем в верхнем этаже помещаются общественные Присудственные Места, окроме середняго зала, из числа онаго в верхнем этаже зала, а в нижнем этаже такого же середняго зала и при нем по правую сторону по лицу о трех и сбоку о четырех окошках покои. Из числа вышеписанных трех покоев в первом и во втором этажах уступают для занятия уезднаго училища в зимнее и хо[ло]дное время один середней зал в верхнем этаже, а в нижнем этаже предоставляют как середней зал, равно и при нем в том же нижнем этаже один с правой стороны покой. Оные два покоя во время самых жестоких морозов для обучения военной экзерциции воинских полковых нижних чинов ружьем, и буде не воспоследуют еще затем полковые надобности и в протчие времена, то в то время в нижнем этаже два покоя отдать будут на время под уездное училище согласны для одних города Углича обывательских детей, и для того в сей Думе Определено: с прописанием вышеписаннаго предложения Градскаго общества Вашему Превосходительству сим отрепортовать».

Из приведенного рапорта следует, что городское общество было согласно предоставить на временных основаниях центральный зал второго этажа, предназначенный для общественных собраний, и на нижнем этаже аналогичный центральный зал и юго-западную комнату. При этом помещения нижнего этажа в зимнее время и плохую погоду могли использоваться для строевой подготовки солдат. Все это свидетельствует, что к 1820 г. здание Присутственных мест было еще недостаточно освоено. Конечно, предоставление всего нижнего этажа Уездному училищу явилось бы для него идеальным вариантом – просторные и удобные помещения прекрасно соответствовали нуждам учебного заведения. Но на подобное решение городское общество не изъявило согласия, имея в виду использовать административное здание строго по назначению.

После столь неблагоприятного исхода дела, предоставлявшего помещения лишь для временных занятий, смотритель Угличского училища Иван Смагин решил также обратиться к губернатору. 26 сентября 1820 г. он подготовил прошение:

«По долгу звания моего честь имею отнестись к Вашему Превосходительству моею покорнейшею прозьбою. Как угличьския уездное и приходское училища помещаются в общественном доме в нижнем этаже; но я услышал будто бы угличьское градское общество в зимнее время полагает помещение сих заведений в среднем этаже в одной комнате, что по разным предметам преподаваемых наук не способно, но как училище не в возможности иметь приличный для помещения своего дом; почему Ваше Превосходительство всепокорнейше и прошу: удостоив упомянутое училище Вашего покровительства, не оставить Вашим начальственным приказанием об оставлении упоминаемаго училища в занимаемом им ныне месте».

Губернатор А.М. Безобразов 29 сентября направил в Угличскую Градскую Думу предложение «о не стеснении в здешнем городе Угличе Приходскаго и Уезднаго училищ в теперешнем их помещении в общественном каменном доме, в коем помещаются общественные присудственные места, в нижнем этаже и о содействовании сколько можно к поддержанию и распространению сего общеполезнаго заведения». Из Думы 3 октября направлен рапорт о принятии к исполнению (24).

Очевидно, учебные заведения так и продолжали занимать некоторые помещения здания Присутственных мест, пока в 1836 г. не были переведены в специально приобретенный городским обществом двухэтажный каменный дом мещан Лобашковых, находившийся в 23-м квартале на перекрестке Петровской и Вознесенской улиц (25).

В записках Николая Васильевича Серебренникова приводится текст воспоминаний о детстве его отца – известного исследователя угличских древностей Василия Ивановича Серебренникова. Там сообщаются некоторые подробности о бытовании учебных заведений в кремле: «уездное училище помещалось тогда в нижнем этаже общественнаго дома, у собора, где теперь городская управа, банк и проч. Мать видала, как дерутся между собою ребята, когда вырвутся из училища, и как толкают друг друга в овраг, находящийся вблизи общественнаго дома. В особенности она часто вспоминала о случае, бывшем зимою, когда столкнутый в этот овраг мальчишка, вылез оттуда с окровавленным рылом. Я был единственным сыном у моих родителей, они берегли меня и мать крайне боялась, чтобы и со мной не случилось чего подобнаго, т.е., чтобы и меня не столкнули в овраг, когда я пойду из училища. Отец тоже, кажется, побаивался этого; потому то, думаю, он согласился в этом случае с матерью, хотя, вообще, не особенно легко уступал ей при других обстоятельствах».

Оказывается, в здании Городских присутственных мест не только солдаты занимались экзерцициями, но и обучавшиеся дети городских обывателей отличались крайне низкой дисциплиной. Им не внушал никакого почтения статус административного здания – центра местного общественного управления. В сложившихся условиях В.Н. Серебренников не имел возможности обучаться в Уездном училище, а получил домашнее образование и у приходского дьячка.

Завершая описание ранней истории здания, можно отметить, что городское общество, в мае 1812 г. выбирая местоположение «на самом углу землянаго валу» около Соборного моста и поручая уездному землемеру подготовить чертеж, возможно, действовало не только по собственному усмотрению, но и следовало давнему проекту генерального плана. При этом симметричный корпус «Дому городничаго с казначеем» не был реализован, а реально построенное здание Присутственных мест получило иное архитектурное решение.

Изучая местную архитектуру, искусствовед Б.М. Кириков впервые установил, что для здания был выбран образцовый проект № 57 из части II «Собрания фасадов, Его Императорским Величеством высочайше опробованных для частных строений в городах Российской Империи» – известной серии 1809-1812 гг. Очевидно, его авторство принадлежит петербургскому архитектору швейцарского происхождения Луиджи Руска (26). Это был проект двухэтажного здания в одиннадцать осей, центральная часть которого завершена мезонином и акцентирована шестиколонным портиком из трехчетвертных колонн тосканского ордера, объединяющих второй этаж и мезонин. В основании портика ризалит простых форм. Завершением должны были служить антаблемент дорического ордера, аттик и скульптурная композиция, включающая герб и две боковые фигуры. Фланкирующие крылья здания обработаны рустом.

В провинциальных условиях столичный образцовый проект подвергся неизбежным искажениям и упрощениям, которые уже неоднократно описаны и проанализированы. Так, общая композиция здания и пропорции были выдержаны достаточно точно. При этом, исходя из особенностей местоположения, здание получило два одинаковых фасада, обращенных в кремль на Соборную площадь и на торговую площадь. В завершении мезонина были устранены скульптурная композиция и аттик, антаблемент получил упрощенные схематичные формы с примерно намеченными триглифами, метопами и мутулами. Искажены пропорции колонн фасада, выходящего на Соборную площадь, – верхние части излишне заужены. Боковые крылья здания обработаны не традиционным рустом, имитирующим кладку из каменных квадров, а дощатым с излишне широкими швами. При этом здание сохранило выразительность и монументальный облик, что особенно важно, учитывая ключевое положение в архитектурном ансамбле центра города.

В завершение можно проследить конкретное использование здания, размещение в нем различных учреждений, чему поможет фиксационный чертеж 1839 г.: «План и фасад каменнаго двуэтажнаго с мезанином дома, покрытаго листовым дву аршинным железом, находящагося в Ярославской губернии, уездном городе Угличе близ соборной церкви Преображения Господня, принадлежащий Угличьскому Градскому Обществу, занимаемый Городскими Присудственными Местами, в теперешнем его виде 1839-го года июня 18-го дня». Чертеж «Снимал и рисовал Угличскаго Уезднаго Училища Учитель Черчения и Рисования Губернский Секретарь Петр Масленников» (27).

На обозначенном чертеже приведены южный фасад, поэтажные планы и обширная экспликация с обозначением всех помещений. Это поистине бесценный документ, чрезвычайно важный для истории здания Присутственных мест, содержащий сведения о его первоначальном облике и назначении помещений.

Вход в здание, как известно, расположен в центре северного фасада – со стороны территории кремля. Изначально и вплоть до рубежа XIX-ХХ веков существовал деревянный тамбур, охватывавший три средние оси. Он имел небольшой четырехколонный портик и треугольный фронтон. Этот малый портик органично сочетался с основным, придавая зданию более гармоничный облик, чем при последующих изменениях. Тамбур прослеживается на двух панорамных фотографиях 1896 г. из собрания Угличского музея (28). К сожалению, качественные изображения отсутствуют.

В тамбуре располагались основные входы. Центральный вел на второй этаж – лестница, имевшая один прямой марш, начиналась из тамбура, в дверном проеме массивной капитальной стены была расположена промежуточная площадка. Размещенный справа от центральной оси дверной проем вел в сени первого этажа. В левой восточной части тамбура располагались уборные. Там же к тамбуру примыкала небольшая пристройка, служившая входом в сени арестантской. При ней также была уборная.

Центральные помещения по северному фасаду, называвшиеся сенями, не имели боковых перегородок, а потому их ширина простиралась на весь ризалит здания в пять осей. Но при этом в них были сделаны отдельные выгородки. Так, в восточной части сеней нижнего этажа около лестницы находились две кладовые и выполненные в виде узкого коридора сени арестантской, «принадлежащей к Градской Думе». В качестве арестантской использовалась северо-восточная комната здания. В ней находилась большая «русскаго манера печь», служившая для приготовления пищи («стряпильная печь», упоминаемая в Приходо-расходных книгах 1815 г.). В южной части помещения была выгородка в виде коридора – «Кладовая для сторожа Словеснаго суда». Оттуда дверь в капитальной стене вела в такую же узкую «Комнату для сторожа Словеснаго суда», где была печь с лежанкой. Суд занимал юго-восточное помещение. В нем помимо обозначенной комнаты для сторожа были выгорожены «Прихожая для просителей и для писцов Словеснаго суда» и «Присудственное место для Словеснаго суда». Последнее было совсем небольшим – лишь в одно окно по южному фасаду. Вход в Словесный суд был из центрального зала, занятого Цеховой управой. Помещение имело прямоугольные голландские печи по углам и две колонны в средней части, поддерживавшие потолок.

Юго-западное помещение делилось переборкой на две части. Они были заняты «разными присудственными местами». Напомним, что до 1836 г. в зале и угловом помещении располагались учебные заведения. В северо-западной части находились «Каморы со сводом для хранения городоваго архива». Они включали коридор и смежное помещение, разделенное переборкой на две комнаты. По периметру стен коридора и комнат обозначены полки для хранения архивных дел. В архивы и центральный зал вели входы из сеней, западная часть которых была свободной от выгородок.

Из центрального дверного проема широкая прямая деревянная лестница вела в сени второго этажа. Оттуда напрямую был вход в «Зал для общественных собраний», занимавший большое центральное помещение по южному фасаду, имевший, как и в настоящее время, две прямоугольные голландские печи. По восточной стене сеней была узкая лестница с площадкой и изгибом, ведущая в мезонин. В западной части сеней имелась выгородка в два окна – «Камора для мещанских старост». В западном крыле здания находились Сиротский суд и Городская Дума.

Северо-западная комната была разделена переборками на следующие помещения: «Прихожая для просителей и сторожа Градской Думы и Сиротскаго суда», «Камора для писменных дел Градской Думы», «Камора для просителей и писменных [дел] Сиротскаго суда», «Присудственное место Сиротскаго суда». Последнее размещалось в угловой части, имея с западной и северной сторон по два окна. Юго-западное помещение целиком занимало присутственное место Градской Думы.

В восточном крыле располагался Городовой Магистрат. Северо-восточная комната разделялась на продольный коридор (прихожую для просителей и сторожей) и основное помещение – «Камору для писменных дел Городоваго Магистрата». Оттуда вход в юго-восточную комнату, целиком занятую «Присудственным местом Городаваго Магистрата». О мезонине записано, что он «ничем не занимаемый, в котором нет ни полу, ни потолка», т.е. мезонин к исходу 1830-х гг. еще не был освоен – не отделан и не использовался для каких-либо нужд.

Такой была структура здания Присутственных мест в 1839 г. Не вызывает сомнений, что в дальнейшем на протяжении XIX века неоднократно подвергались изменениям внутренняя планировка и назначение помещений. Важным этапом стала эпоха «Великих реформ» императора Александра II. В ходе них был упразднен Городовой Магистрат, а взамен около 1870 г. создана Городская Управа. Из числа прежних учреждений в 1867 г. также упразднен Словесный суд.

Во второй половине XIX века в здании располагались Городские Дума и Управа, казначейство, податное присутствие, сберегательная касса и банк (29). Можно отметить, что Угличский городской общественный банк был открыт 5 апреля 1867 г. и размещен в городском общественном доме на территории кремля.

В материалах Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. содержится информация, что в здании в тот период располагалось пять квартир, в которых проживали 9 лиц мужского пола и 13 женского пола. Это были сторож Городской Управы и четыре присяжных казначейства с семьями (30). Наличие в административном здании служебных квартир в XIX веке и в последующее время было распространенным явлением.

Интересные сведения предоставляет архивное дело о перестройке подъезда, датированное 1896-1900 гг. Приложенные поэтажные планы свидетельствуют, что структура здания в целом была близка существовавшей в 1839 г. На первом этаже в тот период размещалось Уездное казначейство с сопутствующими ведомствами, включавшее помещения для казначея, бухгалтеров, сберегательной кассы, канцелярию, комнаты для присяжных и продажи гербовых марок, кладовую со сводами, помещение для дежурного чиновника. Часть помещений первого этажа находилась в распоряжении городского управления. Среди них были зал мещанского и ремесленного управлений, канцелярии этих ведомств, комната для сторожа Городской Управы. На втором этаже размещались Городская Управа, Общественный банк и Сиротский суд. В мезонине находился архив казначейства. При этом точно определить назначение помещений затруднительно, поскольку нет экспликации по второму этажу, а по первому смешиваются фиксационный план и предполагаемые изменения.

В конце XIX века планировалась масштабная перестройка здания. По проекту архитектора Казанского предполагалось вывести лестницу из основного объема и разместить в специальной пристройке на месте деревянного тамбура. Перед северным фасадом следовало возвести широкую двухэтажную пристройку, охватывающую центральный ризалит и соединенную со зданием зауженным перешейком с закругленными углами. Боковые части ризалита оказывались свободными, но заслоненными. Над крышей пристройки поднимался мезонин с верхней частью колонн. Над основным зданием планировалось надстроить фронтон с акротериями и государственным гербом. Боковые крылья и южный фасад оставались без изменений.

Фасады пристройки предполагалось оформить в эклектичном стиле – обработать рустом, угловыми лопатками, пилястрами, широкими арочными окнами, аттиком с балюстрадой и надписью: «БАНКЪ». Лестница, как и первоначальная, должна была широким прямым маршем вести на второй этаж. Планировалось использовать для различных нужд боковые помещения пристройки, оборудовав отдельными входами (31).

Можно предположить, что данный проект был разработан по инициативе Николая Дмитриевича Евреинова, занимавшего должность городского головы в 1894-1898 гг. Им в 1892-1896 гг. было возведено значительное здание Торгового дома «Н. Евреинов и Сын» в 12-м квартале на углу Успенской площади и Вознесенской улицы. Возможно, в похожем модном стиле он желал перестроить и здание Присутственных мест, увеличив его площадь, придав эффектный и респектабельный облик. Но этот масштабный проект не был реализован, – очевидно, по причине недостатка средств.

Был выбран другой вариант перестройки парадной лестницы, осуществленный в первые годы ХХ века. При этом прежние сени первого и второго этажей объединены в двухсветный вестибюль, а боковые части отделены перегородками. Последние на уровне первого этажа выполнены из кирпича и служат конструктивными опорами для бетонной лестницы и площадок на рельсовых сводах. Лестница получила монументальную симметричную композицию, включающую одинарные и парные марши. Установлены перила с фигурными чугунными балясинами.

Одновременно взамен первоначального деревянного тамбура к северному фасаду здания пристроено небольшое крыльцо в виде кованого железного навеса на двух столбах с площадкой из бетонных ступеней. Очевидно, тогда же на северном фасаде боковые дверные проемы были преобразованы в окна.

Данный вариант перестройки оказался более умеренным, не вызвал радикальных искажений облика здания. Новая лестница и вестибюль органично вписались во внутреннюю структуру. Вызывает сожаление утрата тамбура, являвшегося важной частью облика и композиции здания. Постройка с четырехколонным портиком и фронтоном была заменена железным навесом, слабо акцентирующим парадный вход, не образующим полноценной пространственной взаимосвязи с территорией кремля. Но при этом, не вызывает сомнений, что структура входной группы здания стала более четкой и симметричной, были устранены неприглядные бытовые элементы.

Таковы основные этапы строительства здания Присутственных мест, Городской Думы на территории Угличского кремля и его бытования в XIX – начале XX веков. Детальное изучение обозначенных вопросов, ввод в научный оборот ряда ранее неизвестных источников и обширного круга персоналий позволяют значительно полнее и глубже рассматривать историю хорошо известного памятника – важной составляющей архитектурного ансамбля Угличского кремля и одного из отделов музея.

Примечания.

19) РГИА. Ф. 1399. Оп. 1. Д. 866. Л. 1 (План Ярославского наместничества городу Угличу). 948. Л. 42-43 (здесь и далее в цитатах для удобства восприятия словесная запись количества и денежных сумм заменена записью цифрами).

20) Там же. Л. 35-49.

21) Там же. Д. 1016. Л. 3-21.

22) Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 838. Л. 15-23.

23) Там же. Ф. 56. Оп. 1. Д. 1131. Л. 13-28.

24) ГАЯО. Ф. 73. Оп. 3. Д. 181. Л. 1-8.

25) Кириков Б.М. Собрание образцовых фасадов и архитектура Углича первой половины XIX века // Исследования и материалы по истории Угличского Верхневолжья. Вып. 3. Углич, 1993. С. 130.

26) Там же.

27) ГАЯО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 888А. Л. 36, 36 об., 36а.

28) УГИАХМ. Коллекция фотографий. Ед. хр. Уг КП-1605, 1844.

29) Соловьев Л.Ф. Краткая история города Углича. СПб, 1895. С. 74.

30) ГАЯО. Ф. 642. Оп. 3. Д. 1127. Л. 7-18.

31) УгФ ГАЯО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 488. Л. 1-5.

x
Подписаться на новости
X