A
A
C
C
C
Обычный вид
Версия для слабовидящих
Государственное автономное учреждение культуры Ярославской области
Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей
ГлавнаяНаука и публикации → Тернистый путь «Угличского края»

Тернистый путь «Угличского края»

Евгений Лиуконен

На исходе 1912 года в Угличе вышла в свет еженедельная газета «Угличский край», ставшая пятым и последним по времени создания местным периодическим изданием предреволюционного периода. Издателем был официально обозначен угличский мещанин Иван Алексеевич Дикарёв, а редактором – уфимский мещанин Михаил Степанович Соколов. С их именами, в первую очередь, ассоциируется яркий ироничный стиль провинциальной газеты.

Ранее уже сообщалось, сколь нелестную характеристику редактору и издателю дал уездный исправник Николай Дмитриевич Норов в ответ на предварительный запрос губернского начальства. Он сообщил, что И.А. Дикарёв и М.С. Соколов в действительности подставные лица, а реальным редактором будет казначей Уездного казначейства надворный советник Дионисий Григорьевич Черныш, ранее издававший газету «Голос угличанина», бывшую органом «местного прогрессивного кружка». Новая газета также предполагается «левого направления». Но, несмотря на явную политическую неблагонадежность, губернские власти всё же выдали разрешение, и 9 декабря 1912 года вышел первый номер «Угличского края».

Уездный исправник, бывший главой полиции, ответственным за порядок и безопасность, отмечен вовсе неслучайно. 24 ноября канцелярия губернатора, по поручению Его Сиятельства, предписала Н.Д. Норову поставить в известность издателя газеты, что исправник является «лицом, наблюдающим на основании устава о цензуре и печати за упомянутым изданием и, что каждый нумер газеты, одновременно с выпуском его из типографии, должен быть представлен в установленном числе экземпляров Вашему Высокоблагородию». Вместе с тем было желательно высылать каждый номер и в канцелярию губернатора. В дальнейшем Н.Д. Норову предстояло сыграть немалую роль в судьбе «Угличского края».

Через год произошло важное событие. 15 ноября 1913 года издатель И.А. Дикарёв подал прошение на имя ярославского губернатора графа Д.Н. Татищева, изложив следующее: «Ввиду того, что редактор издаваемой мною в г. Угличе еженедельной газеты «Угличский Край» Соколов сложил с себя обязанности редактора, подав 9 ноября о сём заявление Господину Исправнику, имею честь почтительнейше просить Ваше Сиятельство утвердить в должности ответственного редактора, принимающего на себя означенные обязанности, мещанина г. Новгорода Василия Павловича Евстратова». При этом представлялось его личное прошение, где В.П. Евстратов на основании устава о цензуре и печати сообщал, что он удовлетворяет всем требованиям: «я русский подданный, имею двадцать пять лет от роду, обладаю общею гражданскою правоспособностью». В результате 26 ноября были выданы новые свидетельства для редакции и типографии.

Но дело обстояло не так просто, – не удовлетворившись текстами прошений, канцелярия губернатора направила запросы прокурору Окружного суда, начальнику жандармского управления и уездному исправнику. Ответы удостоверили благонадежность. При этом исправник 5 декабря 1913 года под грифом «секретно» дал более развёрнутый ответ: «Под судом и следствием ни за какие проступки и преступления не состоит, несостоятельности не подвергался, исключённым из сословия по приговору общества не был, от отбытия воинской повинности не уклонялся, имеет 25 лет от роду, он новгородский мещанин, вероисповедания православного. В городе Угличе проживает один год и состоит вольнонаёмным псаломщиком в местном соборе. За время проживания в Угличе ни в чём предосудительном в политическом отношении замечен не был, поведения и нравственных качеств хороших. Прибыл в город Углич из Покровского монастыря Мышкинского уезда, где был певчим 1 1/2 года, а в Покровский монастырь прибыл из Красного Холма, где был тоже певчим в монастыре».

Далее исправнику поступило новое предписание – получить у В.П. Евстратова «отзыв о том, где и по каким адресам он проживал в течение последних пяти лет». В итоге он сообщил, что проживал ещё в Новгородском Юрьевом и Николо-Теребенском монастырях. Эти сведения подтверждены канцеляриями новгородского и тверского губернаторов.

Если действительно редакторы «Угличского края» были подставными лицами, а реальным руководителем являлся Д.Г. Черныш, можно поразиться столь удачному выбору. Певчий и псаломщик, обретавшийся при храмах и монастырях, выглядел особенно респектабельно в должности редактора газеты «левого направления». Всё перечисленное кажется насмешкой над охранительными мерами властей.

Здесь вспоминается зиц-председатель Фунт из «Золотого телёнка» И. Ильфа и Е. Петрова. Впрочем, зиц-редакторы газет и журналов после отмены предварительной цензуры стали ещё более распространенной профессией, чем подставные руководители коммерческих фирм. Неблагонадёжные публикации карались штрафами или тюремным заключением. Небольшим провинциальным газетам выплаты крупных сумм грозили разорением, поэтому предпочтительнее было отсидеть, для чего и нанимали подставное лицо. Такая миссия предстояла В.П. Евстратову. При этом не исключено, что на нём лежала и немалая часть реальных обязанностей. Л.И. Дикарёва запомнила его именно как редактора «Угличского края», правда, отчасти путая с М.С. Соколовым. В данном случае ситуация была ещё сложнее, поскольку главе Уездного казначейства, государственному чиновнику надлежало скрывать связь с оппозиционной прессой.

Газета мирно пережила 1913 год и вступила в 1914. В воскресенье 15 июня вышел № 22. Там содержались рекламные объявления, обзор новостей, статьи о недавних выборах в Городскую Думу – обычный набор публикаций. Ничто не предвещало, что этот номер окажется последним. 27 июня 1914 года уездный исправник направил рапорт в канцелярию губернатора о том, что «издание газеты «Угличский край» временно приостановлено, так как типография в коей он печатался, сгорела, а издатель газеты – угличский мещанин Иван Алексеев Дикарёв находится под стражею в угличской тюрьме, как заподозренный в поджоге».

Необходимо пояснить, что 20 июня сгорел дом И.А. Дикарёва на Московской улице вместе с типографией и редакцией. 24 июня издатель был заключён в угличскую тюрьму «как обвиняемый в поджоге своего дома», а 31 октября освобождён под особый надзор полиции. Незамедлительно, ещё до рассмотрения дела в суде, он обратился к исправнику с ходатайством об открытии типографии. Н.Д. Норов, со своей стороны, 4 ноября 1914 года направил запрос губернатору: «может ли Дикарёв, как лицо, состоящее под особым полицейским надзором, содержать в настоящее время типографию или же от него следует отобрать разрешение».

В начале 1915 года разрешение было дано его жене, которая отныне считалась владелицей типографии. Следующим шагом стало возобновление выпуска газеты. 31 мая 1915 года И.А. Дикарёв подал прошение на имя губернатора, где сообщил, что печатание газеты переносится в типографию Надежды Васильевны Дикарёвой, газета будет выходить по воскресеньям и средам, а равно просил разрешить издавать телеграммы Петроградского телеграфного агентства с ежедневными сводками боевых действий. Канцелярия губернатора 16 июня запросила сведения, когда выпущен последний номер. 10 августа свидетельство на право выпуска газеты было предоставлено, но по поводу телеграмм заявлено, что на это необходимо отдельное ходатайство. Очевидно, И.А. Дикарёв не занимался изданием телеграмм – таковые печатал редактор «Угличской мысли» А.Н. Мехов. Газета стала эпизодически выходить лишь в конце 1915 года – с 1 ноября. В условиях военного времени это было незначительное малоформатное издание, но его сопровождали немалые трудности.

11 января 1916 уездный исправник рапортовал вице-губернатору о представлении экземпляра газеты за № 11 от 10 января. Что же произошло? Была опубликована передовая статья под названием «Углич, 10-го января», «в коей правительство обвиняется в том, будто оно не принимает никаких мер к обузданию спекулянтов, недобросовестно поднимающих цены на предметы первой необходимости» и намекается на возможные общественные беспорядки. За эту публикацию постановлением главноначальствующего Ярославской губернии от 15 января редактор В.П. Евстратов был подвергнут штрафу в размере тысячи рублей, но в виду несостоятельности денежная выплата заменена арестом на два месяца, считая срок с 19 января.

При этом исправник в своём рапорте признавался, что в нарушение правил требовал доставлять газету для просмотра до выпуска в продажу, а не одновременно, что в воскресенье 10 января газета была представлена часов в 10 утра, «когда я занят был по приёму сапог», а потому обратил внимание на передовую статью слишком поздно, когда изъять из продажи не представлялось уже возможным. В качестве оправдания сообщал, что «до сего времени в газете «Угличский Край» никаких тенденциозных статей не появлялось, на будущее время это с моей стороны допущено больше не будет».

После отмеченного случая вышел лишь один номер за 12 января, а В.П. Евстратов сразу по отбытии тюремного заключения призван на военную службу. Он направлял в Главное управление по делам печати прошение об отмене постановления губернатора о наложении административного взыскания, но министр внутренних дел признал таковое неподлежащим удовлетворению. В дальнейшем было потрачено немало времени, чтобы вручить под расписку В.П. Евстратову объявление о решении от 30 марта. Только 16 мая до бывшего редактора, а теперь ратника 2-го разряда 3-й роты 81-го пехотного запасного полка, базировавшегося в городе Скопине, дошёл сей важный документ.

x
Подписаться на новости
X