A
A
C
C
C
Обычный вид
Версия для слабовидящих
Государственное автономное учреждение культуры Ярославской области
Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей
ГлавнаяНаука и публикации → Углич глазами туриста позапрошлого века

Углич глазами туриста позапрошлого века

Евгений Лиуконен

Современный Углич является важным туристическим центром. Ежегодно его посещают десятки тысяч туристов. Белоснежные красавцы-теплоходы, туристические автобусы, автомобили из других регионов уже давно стали неотъемлемым атрибутом города. Конечно, массовый туризм – явление последних десятилетий, второй половины ХХ века и современности, но он имеет и более отдаленные корни. С установлением регулярного пароходного сообщения на Волге в 50-х годах XIX века Углич получил удобный транспорт, обеспечивавший в период навигации массовые пассажирские перевозки. Помимо обычных пассажиров услугами пароходных компаний пользовались и путешественники, интересовавшиеся историей и достопримечательностями древних поволжских городов.

Немало знаменитостей прибыло в Углич на пароходах – достаточно назвать только имена Александра Дюма и Теофиля Готье… Многие оставили описания путешествий, показывающие нам, чем в позапрошлом веке интересовались туристы, как они воспринимали город и культурную жизнь уличан.

Одним из таких туристов был известный петербургский литератор, либреттист, библиофил, художник и общественный деятель Илья Федорович Тюменев (1855-1927), происходивший из известного рыбинского купеческого рода. В 1896 году он совершил путешествие по Верхней Волге, которое описал в путевых набросках «От Углича до Рыбинска», опубликованных в журнале «Исторический вестник» за 1897 год.

Как и современных туристов, его более всего интересовали исторические памятники Углича. Остановившись в городе на несколько дней, он осмотрел основные достопримечательности – Угличский кремль, церкви и монастыри. Позднее описал впечатления от увиденного, проявив редкие знания истории древних памятников, прекрасное знакомство со многими публикациями по истории Углича. Коснулся он и некоторых вопросов быта, культурного досуга горожан. Вслед за И.Ф. Тюменевым эти стороны прежней жизни рассмотрим и мы. Начинается очерк с прибытия в Углич и размещения в гостинице:

«С пригорка по дороге к пристани уже мчались извозчики со своими допотопными экипажами; пристань оживилась, на пароход подали сходню, и мы с товарищем сошли на берег.

Один из случайных знакомых на пароходе посоветовал нам остановиться в Угличе в меблированных комнатах Желудёвой, о которых ему с похвалою отзывались его знакомые. Мы порядили извозчика и отправились. Возница поднялся в город, проехал несколько улиц и остановился у деревянного дома, не имевшего ни малейшего признака какой-либо вывески…

Мы вошли во двор и кое-как разыскали прислугу, а чрез нее и самое владелицу дома. Оказалось, что в доме действительно имеется одна комната, где останавливаются члены суда во время сессии и разные административные лица, бывающие проездом в городе. Эта комната в данную минуту была свободна, и г-жа Желудёва, узнав, что мы пробудем недолго и остановились только для осмотра города, любезно предоставила ее в наше распоряжение.

– Если вы в первый раз, так у нас есть что посмотреть, - заметила она: - наш город древний, исторический».

Путешественники посетили кремль и в заключение отметили находившийся там Городской сад, который в течение почти столетия был основным местом отдыха горожан:

«Юго-западная часть угличского крепостного холма занята теперь городским садом. Он разросся довольно густо и в летние жары доставляет жителям прохладное место для прогулок в самом центре города, и в этом отношении многие наши уездные города могут позавидовать Угличу. В глубине сада, на фоне зелени, темнеет невысокое, одноэтажное деревянное здание, в котором, как нам сказали, помещается местный клуб».

Это здание в конце XIX – начале XX веков было значимым местом для Углича. Деревянная постройка, состоявшая из зала, буфета и террасы, служила летним помещением Общественного собрания. Там проводились театральные постановки заезжих артистов, концерты, танцевальные вечера, работал небольшой ресторан. Очевидно, там в более позднее время угличане впервые познакомились с кинематографом.

Далее путешественникам пришло время обедать, и они по ходу дела составили представления о местном быте:

«Нам указали гостиницу Виноградова, находящуюся неподалеку. Внизу, под гостиницей, помещается магазин того же владельца, куда мы предварительно зашли купить папирос. Узнав, что мы приезжие из Петербурга и намерены обедать в его гостинице, г. Виноградов оказался настолько любезным, что сам проводил нас наверх, позвал полового и велел сказать от своего имени главному повару, чтобы тот угостил нас, как можно лучше. Повар действительно отличился на славу, за что и был особо награжден от нас по заслугам…

В обширной передней комнате ресторана, за длинным столом сидело большое общество: мужчины в сибирках и «спинжаках», иные в пальто, дамы в платьях ярких цветов, в кофтах, с пестрыми платками на головах. Между ними находилось и несколько мальчиков-подростков, наряженных в ярко-пунцовые рубашки. Половой объяснил нам, что это деревенский сговор, который подгородние крестьяне для шика справляют в городе. Лица мужчин лоснились, как их сапоги, дамы сидели красные, как пионы, но никто из них и не думал, снять теплое верхнее платье, несмотря на то, что жара на улице была невыносимая. На столе стояло порядочное количество пустых бутылок, но разговоры велись скромно, почти в полголоса и только с ближайшими соседями; все вели себя крайне степенно и деликатно, как подобает в городе. Казалось, что видишь перед собой не крестьянский пир на сговоре, а какое-то торжественное заседание. Картина была интересна и по краскам, и по выражениям лиц, степенно важным у мужчин и безучастным, почти застывшим у женщин.

Мы поместились в угловой комнате, где уже сидела компания из трех лиц: усатый мелкий помещик военного типа, из волостных писарей, мышкинский торговец и местный житель… За другим столом помещались четыре приказчика, которые были настолько увлечены разговором о каком-то купце, что не обратили на нас никакого внимания.

– Велисапед завел, - рассказывал один из них товарищам: - кроме зельтерской, ничего не пьет. Как это называется-то?

– Что?

– Да вот из чего зельтерскую пьют.

– Сифон?

– Вот, вот! Выпьет этаких сифона два-три и больше ничего…

– Ложится в час, встает в шесть, - продолжает приказчик: - напьется чаю и сейчас на велисапед, - и катается. Верст десять отмахает. Приедет, рубашка мокрая, хоть выжми, и сейчас на баржу. На барже-то он раза два-три в день побывает.

– Поди-ка у него теперь мускулы окрепли, - замечает один из слушателей.

– Да, поправился. Одним словом – ведет себя хорошо».

В этих сценах заметна двойственность местной жизни. С одной стороны, сохраняющиеся старые традиции – крестьянский сговор перед заключением брака, на котором окрестные селяне в соответствии с домостроевскими обычаями ведут себя строго, степенно и, кроме того, чтобы показать свой достаток, одеваются в летнюю жару во все лучшие наряды, пальто, сибирки. По давней традиции именно теплая одежда в первую очередь демонстрировала статус и положение в обществе.

С другой стороны, какой-то местный купец, решивший вести здоровый образ жизни. Приобрел техническую новинку – велосипед – и вместо спиртных напитков стал употреблять минеральную зельтерскую (сельтерскую) воду. По степени увлечения велосипедом его можно считать одним из первых угличских спортсменов. Жалко, не названо имя.

Так в нескольких эпизодах И.Ф. Тюменев рисует характерные стороны жизни угличан, их интересы и увлечения. Коснувшись и сложного экономического положения города, упадка промышленности, он завершает путевые наброски такими словами:

«Тем не менее угличане не унывают и живут, хотя скромно, но весело. С наступлением весны здесь начинается целый ряд летних гульбищ, которые справляются поочередно на разных улицах и, сообразно с этим, носят разные названия. На гульбищах молодежь устраивает различные игры, веселится целый день, а вечера проводит, сидя на лавочке у ворот, и эти сиденья продолжаются иной раз до восхода солнца. Летние гулянья тянутся вплоть до самых заморозков. Взамен денежных средств угличане богаты весельем и искреннею, горячею любовью к своему родному городу».

(Газета «Угличанин». № 19 от 27 мая 2015 г.)

x
Подписаться на новости
X