A
A
C
C
C
Обычный вид
Версия для слабовидящих
Государственное автономное учреждение культуры Ярославской области
Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей
ГлавнаяНаука и публикации → Судьба домов на Вознесенской площади

Судьба домов на Вознесенской площади

Евгений Лиуконен

В ряду прежних публикаций был начат обзор новых сведений по истории одного из наиболее известных памятников архитектуры Угличского края – дома Переславцевых. История старинного имения содержит ещё немало интересных фактов, касающихся не только главного дома, но и других построек.

Ранее уже упоминалось, что слева от здания с величественным шестиколонным портиком располагался одноэтажный деревянный дом, принадлежавший дворянкам Надежде Васильевне и Елизавете Васильевне Епифановым. В опубликованной в журнале «Углече Поле» статье С.В. Крылова сообщается, что примерно в 1857 году этот дом был продан вдове полковника Наталье Петровне Буткевич. В ноябре новая владелица заложила имение в счёт уплаты долга мышкинскому помещику капитан-лейтенанту флота Александру Петровичу Рыкачёву. Приведённые факты позволяют сделать вывод, что эта часть имения ещё ранее главного дома, проданного в июле 1859 года угличской потомственной почетной гражданке Анне Ивановне Переславцевой, перестала принадлежать дворянам Епифановым.

В дальнейшем владельцы неоднократно менялись. В 1877 году имение принадлежало купцу 2-й гильдии Павлу Михайловичу Горбачёву. Он предпринял перестройку старого дома. На основе чертежа можно установить первоначальный облик – это был обшитый тёсом деревянный одноэтажный дом на каменном фундаменте. Над ним возвышалась высокая четырёхскатная крыша с небольшим фронтоном. В центре фасада были три окна обычной формы, а по сторонам два тройных, которые называли «италианскими» окнами. На основе ещё имеющихся в городе аналогов вполне можно представить простоватый фасад с плотной обшивкой из широких досок «на ус», с профилированным карнизом и накладными дощечками на углах, имитирующими рустовку. Это был типичный пример провинциальных зданий в стиле классицизма – строгих и сдержанных, наделённых красотой пропорций. Можно ещё отметить, что высокий кирпичный цоколь имел три полукруглых проёма. Похожие оконца были выполнены и у основания портика главного дома, подчёркивая единство композиции. В 1877 году боковые тройные окна из соображений удобства были заменены обычными – в результате здание получило фасад в семь осей.

Купцы Горбачёвы, происходившие из крестьян вотчины графа Шереметева деревни Езыкеево Угличского уезда, сейчас практически неизвестны, но можно сообщить один интересный факт. В газете «Угличская мысль» от 9 октября 1911 года была опубликована заметка «О прошлом», посвящённая упущенным возможностям строительства железной дороги. Там говорится, что, по воспоминаниям одного из местных старожилов, «лет около сорока тому назад», когда проектировалась Рыбинско-Бологовская железнодорожная линия, существовал вариант проведения дороги через Углич, «мост через Волгу проэктировался где-то около села Золоторучья». Речь идёт о мосте станции Волга и железной дороге из Рыбинска в Санкт-Петербург. По словам автора статьи, тогда в Угличе царили оживление, «лихорадочное напряжение внимания». Приезжали инженеры, но местные власти приняли их холодно, не проявив заинтересованности. Осознавали важность этого дела только дворянин Супонев и торговавший мукой купец Василий Фёдорович Горбачёв. Последний, предполагая экономический упадок города, лишённого удобного транспорта, говорил в Городской Управе: «Хлопочите, хлопочите, а не то, – смотрите, худо будет». Он, вероятно, был родственником владельца дома на Вознесенской площади. Если приведённые сведения не праздный вымысел, весьма интересно, что транзитная железная дорога могла пройти через Углич в 1870-х годах, здесь мог быть построен второй на Волге (после Твери) железнодорожный мост.

Имение у П.М. Горбачева позднее приобрёл статский советник Алексей Максимович Истомин. Он со своей стороны также предпринял перестройку дома – в 1885 году по проекту рыбинского городского архитектора Никифорова к переднему фасаду была пристроена терраса с узорными перилами и подзором, напоминавшая небольшой четырёхколонный портик. Резным декором был украшен и дом. Тогда появились наличники с сетчатым рисунком и прямыми сандриками, подзор по всему карнизу. Здание приобрело насыщенный эклектичный облик. Владелец был весьма интересной личностью. Алексей Максимович Истомин (1832-1901) – известный врач, ученик Н.И. Пирогова, участник Крымской войны и обороны Севастополя. На протяжении длительного времени он занимал должность городского врача. За годы работы им было сделано многое для развития местной медицины, обустройства Угличской больницы.

Позднее вновь изменился статус имения – в начале ХХ века оно принадлежало городскому обществу. В здании размещалось Мариинское женское училище. В советское время фасад заметно пострадал, была утрачена терраса, но сохранялись элементы первоначального облика и отмеченных перестроек. Это был весьма примечательный старинный городской дом. Только его насыщенная история не была известна. В начале 1990-х годов здание было снесено, а на его месте построена гостиница «Вознесенская».

Оказалась трагической и судьба дома Переславцевых. В конце XIX – начале ХХ веков имение принадлежало потомственному почётному гражданину Ивану Васильевичу Переславцеву. В декабре 1924 года домовладение было муниципализировано. В здании находилось отделение Рыбинского губернского союза потребительских обществ. Затем во второй половине 1930-х годов располагался Горсовет, чему в немалой степени способствовали представительный облик и расположение на видном месте в центре города. Известен рисунок архитектора Волгостроя В.А. Петрова, выполненный в мае 1938 года, где ещё сохраняется Вознесенская церковь, а над домом Переславцевых развевается красный флаг. В последующее время в здании размещался детский сад «Пчёлка».

Дом Переславцевых относился к числу известных памятников архитектуры, а потому описывался в путеводителях, его изображение неизменно присутствовало в наборах открыток. На протяжении советского периода состояние здания заметно варьировалось – в одни годы с фасадов пластами осыпалась штукатурка, в другие его тщательно ремонтировали. Но памятник имел хорошую сохранность. Надо полагать, на протяжении своей более чем полуторавековой истории здание не подвергалось существенным перестройкам и в основном сохраняло первоначальный облик.

В памяти воскресает изящный белоснежный объём с тонкими поясками и балясинами перил. Благородная колоннада соседствовала с зеленью парка, придавала особенный колорит улице, спускающейся к берегу Волги. Всё закончилось в ночь с 5 на 6 августа 1989 года, когда после проведения сварочных работ в здании произошёл пожар. Сложно было поверить, что беда обрушилась на столь уникальный памятник, определявший своеобразие города.

На протяжении последующих десяти лет здание находилось в руинированном состоянии и постепенно разрушалось. Благородную красоту сменили хроническая заброшенность, обгорелая крыша, забитый досками фронтон, повреждённые штукатурка и лепнина. Можно назвать истинным чудом, что здание не было безвозвратно утрачено – в 2000-2004 годах осуществлена реконструкция. При этом памятник воссоздан из современных материалов (кирпича и бетона), которые пришли на смену прежним деревянным конструкциям.

Реставрация была осуществлена под руководством специалистов высокого уровня, но в итоге возрождённый памятник не только является новоделом, но и заметно уступает утраченному оригиналу. К сожалению, многие особенности, придававшие дому Переславцевых художественное совершенство, не были поняты и учтены при реконструкции. Так, на боковых крыльях нет профилированных лепных поясков, а простенки окон заметно заужены. Боковые колонны портика с расчётом на особенности восприятия имели более широкие интервалы (интерколумнии), а в новом виде были поставлены равномерно. Канонически выдержанные капители ионического ордера имеют выступающие «шейки», не соотнесённые со штукатуркой стволов колонн, – в результате капители нависают словно шляпки грибов. Перекрытие портика и балкон не были плоскими, а имели деревянную балочную структуру с профилированными тягами. Завершающий карниз был тесовый с тонкими изящными линиями. Фронтон имел меньшую высоту, определяя куда более изящную и согласованную композицию.

Перечисленные недостатки наглядно свидетельствуют, насколько в действительности сложен классический стиль, основанный на совершенстве пропорций и выверенных деталях. Игнорирование нюансов и применение современных технологичных материалов губят художественный эффект. Но в сложившихся обстоятельствах, после трагической утраты, мы должны быть глубоко признательны за воссоздание памятника. Существующее здание так или иначе сопричастно истории оригинала, хранит его образ.

x
Подписаться на новости
X