A
A
C
C
C
Обычный вид
Версия для слабовидящих
Государственное автономное учреждение культуры Ярославской области
Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей
ГлавнаяНаука и публикации → Старинный храм села Клементьева

Старинный храм села Клементьева

Евгений Лиуконен

Одним из примечательных мест Угличского края является село Клементьево. Старинное село с давней историей, сохранившее свою главную достопримечательность – Никольскую церковь. Храм формирует живописный пейзаж села. Несмотря на десятилетия разрухи уцелели основные объемы и украшающие интерьер яркие и выразительные росписи. Глядя на старинный внушительный храм, можно задаться вопросами о его истории, о людях, его создавших.

Клементьево принадлежит к числу исконных угличских сел – подобно Ефремову и Нефедьеву оно входило в состав правобережной части Городского стана средневекового Угличского уезда, сформировавшегося на территории удельного княжества.

В начале XVII столетия село являлось частью вотчины князей Хворостининых. Один из них, Иван Дмитриевич, – окольничий и астраханский воевода, в 1614 году, вероятно, по завещанию передал «вотчину свою село Клементьево, на речке на Молокше» Троице-Сергиеву монастырю. Село с несколькими деревнями и пустошами передавалось как вклад «по родителях своих». Его отцом был князь Дмитрий Иванович Хворостинин – один из известнейших и наиболее талантливых русских полководцев XVI века.

Таким образом, Клементьево на длительный период стало монастырским селом, а после реформы 1764 года получило статус государственного. В Писцовых книгах Угличского уезда 1629-1631 годов значится деревянная клетская церковь Николы Чудотворца. Деревянный храм в последующее время, несомненно, неоднократно перестраивался. В конце XVIII столетия прихожане решают построить каменную церковь.

В 1793 году священник Иван Федоров, строитель – крестьянин деревни Добрилово Федор Петров, церковный староста Илья Васильев и все приходские люди пригласили для этой цели подрядчика. Им был Михаил Андреев – крестьянин Ярославского уезда экономического ведомства Толгобольской волости села Гавшинки. В данном контексте небезынтересно, что строителем в прошлом называли выбранного от прихода распорядителя работ, который зачастую являлся и основным жертвователем. Он вместе со старостой и священником нес основную ответственность, осуществлял выплаты. Непосредственно строительные работы выполняли наемные мастера, руководимые главой артели, подрядчиком.

16 сентября 1793 года был заключен договор. В соответствии с ним подрядчик Михаил Андреев принял обязательство «в оном селе Клементьеве сделать новую каменную церковь… против состоящей в городе Угличе Петропавловской церкви, мерою длиною на тринадцати саженях, ширины на пяти саженях и с колокольнею. Придел сделать на боку с левой стороны от настоящей церкви – семь аршин с половиною со стеною, а в длину от колокольни одну сажень. В вышину трапеза, придел и алтарь семь аршин от земли, а в настоящей в вышину семнадцать аршин, а под главу мерою двадцать пять аршин. Колокольню манером, как в Дивногорской пустыни, в вышину тридцать аршин».

Из документа следует, что мастера в какой-то мере должны были взять за образец Петропавловскую церковь города Углича, а также построить шатровую колокольню по примеру Троицкой Дивногорской пустыни. Помимо основных строительных работ им также следовало изготовить необходимое количество кирпича, руководить закладкой бутового фундамента, храм оштукатурить и побелить. Строительство требовалось осуществить в течение трех лет, за что получить 1950 рублей.

Каменная церковь села Клементьева с одним приделом, трапезной и колокольней была возведена в 1790-х годах артелью подрядчика ярославского крестьянина Михаила Андреева. Построенный в тот период храм просуществовал полвека – затем был подвергнут серьезной перестройке, в результате которой приобрел существующий и поныне облик.

17 марта 1852 года церковный староста крестьянин села Клементьева Авдей Николаев совместно с причтом и приходскими людьми заключил контракт с каменных дел мастером крестьянином Ярославского уезда Иваном Герасимовым Журавлевым на весьма значительные работы. Известный подрядчик принимал на себя такие условия: «обязался я при церкви села Клементьева сломать трапезу и колокольню, разобрать до основания, затем выбутить под все это здание бут и вновь сделать устройство оных. Перечистя весь кирпич, произвести всю кладку трапезы и колокольни без всякого отступления плана и фасада, утвержденного с согласия Епархиального Начальника, Ярославской губернской строительной комиссии».

За работу полагалась плата – 2000 рублей серебром, которые выплачивались поэтапно: «1) По сломке трапезы получить 150 рублей серебром. 2) Равно по сломке колокольни таковое ж количество 150 р. 3) По окончании бута под трапезу и колокольню 150 р. 4) По поднятии кладки трапезы по обе стороны под окошки сто рублей серебром. 5) По выкладке окошек и выравнивании с решетками оных 100 р. 6) По сделании сверх окошек арок и спущении карниза сверх свода и окончании трапезы, и сделании под обоими алтарями под иконостасами вокруг каменных стен, под престолами и жертвенниками под полом столбов получить 280 р. 7) По выкладке колокольни сверх земли на три аршина 100 р. И после того 8) при поднятии кладки вверх колокольни тоже на три аршина 100 р. 9) По спущении карнизов от первых слухов получить 175 р. 10) По окончании вторых слухов получить 245 р. 11) По сделании верхнего яруса с шейкой 310 рублей серебром».

Последние двести рублей оставлялись в качестве гарантии качества: «не окажется ли где, какой трещины, что и обязываюсь я исправить, не требуя за работу никакого вознаграждения сверх показанной вышеозначенной платы». Работы, как и прежде, требовалось осуществить в течение трех лет. Инструменты и квартиру Журавлев должен был иметь свои, а дрова для отопления поставлялись старостой и приходскими людьми, собственными их средствами.

Так в два этапа – в 1790-х и в 1850-х годах – был построен сохранившийся до наших дней храм с престолами во имя Святителя Николая, Святой Троицы и преподобного Сергия Радонежского. В облике храма присутствует разновременной декор. Так, первоначальная храмовая часть, завершенная миниатюрным пятиглавием, имеет наличники в явной стилистике барокко. Протяженный широкий объем трапезной и высокая трехъярусная колокольня выдержаны в эклектичном стиле середины XIX века. Но при этом облик здания целостен и гармоничен, в чем несомненная заслуга автора проекта и перестраивавших храм мастеров.

Такова история здания церкви. Не менее ценны сведения об украшающих ее росписях. Как следует из документов, их выполнил живописец ростовский купецкий сын Александр Иванов Сапожников. Именно с ним 24 апреля 1841 года, с согласия всех прихожан, крестьян государственной Клементьевской волости, церковный староста Сергей Иванов и избранный строителем Авдей Николаев заключили контракт. Там говорилось: «по данной мне доверенности родителем моим, города Ростова 3-й гильдии купцом Иваном Абрамовым Сапожниковым… в настоящей холодной церкви, также и в алтаре сделать стенное письмо живописью: в настоящей в двадцати трех клеймах по предоставленному мною рисунку, а в алтаре в пяти по старой щекотурке, которую перетереть прочным образом. В означенных клеймах изображать эстампы под номерами». Далее подробно перечислялся состав сюжетов:

«1-е) В алтаре против престола Тайную Вечерю, по сторонам Святителей: 2-е) Василия Великаго, 3-е) Григория Богослова, 4-е) Иоанна Златоуста, 5-е) Иакова, перваго Епископа Иерусалимскаго. Над балдахином Всевидящее Око с сиянием в кумпале, 6-е) Прямо над иконостасом Воскресение Христово, 7) Напротив Умоление о чаше: тут изобразить и спящих апостолов, 8-е) Снятие со креста, 9-е) Ангела, седящаго на гробе и мироносиц. На западной стене: 10-е) Суд на Иисуса Христа, произведенный во дворе Архиерейском при собрании книжников и старцов людских, 11-е) Иисуса Христа, выведеннаго на позор из претора, облеченнаго в багряницу; где говорит Пилат: «се, Человек!» и пониже иудеев, 12-е) Несение креста в сопровождении народа, 13-е) Притчу о десяти девах, 14-е) Притчу о блудном сыне, 15-е) О мытаре и фарисее, 16-е) О примирении пред алтарем. 17. Вход в Иерусалим, 18-е. Лазарево Воскресенье, 19-е. Изгнание из храма продающих торжников, 20-е) Жену, приведенную к Иисусу Христу в прелюбодеянии истую, 21-е) Посещение Иисуса Христа в доме Симона прокаженнаго, где Мария помазала миром ноги и отирала своими власами, 22-е. Ввержение двух лепт вдовицею в сокровищное хранение, 23-е) Притчу о человеке, впадшем в разбойники, 24-е) Исцеление гадаринскаго бесноватаго и стадо свиное, утопающее в озере, 25-е) Притчу о богатом и нищем Лазаре, лежащем пред вратами, 26-е) Счастливая участь нищаго и пагубная богатаго, 27-е) Ярославских Чудотворцев Феодора и чад его, тут же и великаго князя Владимира Киевскаго, 28-е) Убиение царевича Дмитрия Угличскаго».

В дополнение уточнялось: «И все сии эстампы изображать истово и точно, не упуская нужных приличествующих лиц, с надлежащею уборкою лучшей работы. И венцы на Спасителе писать червонным золотом полные, из собственнаго моего материала. При оной работе находиться мне самому, а ежели будет необходимость отлучиться, то с ведома строителя и старосты. Всю сию работу производить искусством точно таким, как написано села Вощажникова в церкви Рождества Богородицы. Работу начать с 1-го маия сего года».

Определялся и порядок оплаты: «За каковую работу согласился я получить 742 рубля 85 копеек и пять седьмых. Платеж коих производить следующим образом: при написании сего контракта получить мне Сапожникову тридцать рублей серебром, при начатии работы девяносто рублей серебром, в половине работы сто восемьдесят рублей серебром, по окончании вышеозначенной всей работы триста рублей серебром, с распискою на сем контракте, а последние сто сорок два рубли восемьдесят пять копеек и пять седмых серебром подождать будущаго 1842 года на 1-е генваря».

В дополнение мастер обязался промыть иконы иконостаса, покрыть лаком и вызолотить венцы.

Так становится известно авторство росписей летнего храма, фрагментарно сохранившихся до нашего времени. Их выполнила артель ростовского живописца Александра Ивановича Сапожникова. Многое еще предстоит установить, но всегда волнителен момент, когда наше культурное наследие обретает имена и даты, когда возвращаются из небытия забытые штрихи нашей богатой и насыщенной истории.


x
Подписаться на новости
X