A
A
C
C
C
Обычный вид
Версия для слабовидящих
Государственное автономное учреждение культуры Ярославской области
Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей
ГлавнаяНаука и публикации → Реликвии нашего города: носилы и рака царевича Димитрия

Реликвии нашего города: носилы и рака царевича Димитрия

Евгений Лиуконен

Многовековая история Углича отражена во многих памятных датах, а текущий год буквально насыщен годовщинами различных событий. В числе прочего можно упомянуть 430-летие со дня гибели царевича Димитрия и 415-летие со дня перенесения мощей из Углича в Москву. Эти даты являются настолько основополагающими для истории нашего города, что вспоминать о них уместно отнюдь не только в конкретные дни, обозначенные страницами календаря.

Трагические события рубежа XVI-XVII веков отражены на страницах летописей, в многочисленных трудах исследователей, но напоминаниями о них также служат сохранившиеся до наших дней подлинные предметы, являющиеся святынями и одними из важнейших реликвий Углича.

Казалось бы, история этих предметов описана и известна в мельчайших подробностях, но они окружены множеством преданий и откровенных домыслов. Истинность канонических общеизвестных сведений нуждается в проверке на основе различных источников. Одни из важнейших реликвий нашего города – находящиеся в экспозиции музея носилы и рака царевича Димитрия. В них в 1606 году мощи перенесены из Углича в Москву. Позднее, спустя четверть века, в числе других святынь они были переданы угличанам. Казалось бы, все просто, но внимательное изучение источников порождает вопросы. В Писцовых книгах города Углича 1674-1676 годов при описании убранства прежнего Спасо-Преображенского собора сообщается:

- «Да в соборной же церкви, на правой стороне, в углу рака благовернаго царевича Димитрия, которая прислана с Москвы в прошлом году, оклеена атласом золотным… около раки решетка деревянная крашена»;

- «Да в той же соборной церкви в правом углу носила обита сукном червчатым, в которых принесли с Москвы прежнюю раку благовернаго царевича князя Димитрия».

В описи имущества Преображенского собора 1778 года тоже описываются древние реликвии: «На левой стороне рака деревянная святаго благовернаго царевича князя Димитрия, обложенная вне оной раки материею штофною с травочками золотыми, а во оной обитая бархатом красным… На верхней раки доске образ означенного царевича Димитрия, писанный на холсте из масла»; «Одр означенного царевича Димитрия, обитой сукном красным, на коем оного царевича Димитрия перенесение мощей из Углича в царствующий град Москву имелось».

В прежнем храме второй половины XV века предметы размещались в углу по правой (южной) стороне – рядом с местом первоначального погребения царевича. В здании собора начала XVIII века находились по северной стене, поскольку новый храм был построен дальше от берега Волги. При этом можно обратить внимание на особенности описаний предметов – рака «прислана с Москвы в прошлом году», а носилы использовались для перенесения мощей царевича Димитрия и в них же принесена из Москвы прежняя рака.

Данные подробности описания наводят на мысль, что предметы неравноценны и относятся к различным периодам. Носилы – те самые, на которых мощи Димитрия 28 мая – 3 июня 1606 года перенесены из Углича в Москву, которые в числе прочих святынь присланы в дар от царя Михаила Феодоровича и патриарха Филарета в декабре 1631 года. А вот рака более поздняя, – изготовленная взамен прежней (подлинной), очевидно, в начале 1670-х годов. Об этих обстоятельствах прекрасно знали при составлении Писцовых книг и столетие спустя.

Попытаемся установить подробности истории обозначенных святынь. Как известно, погибший 15 мая 1591 года царевич 22 мая был погребен в Спасо-Преображенском соборе. В Угличском летописце и Житии особо отмечено, что погребение совершено «в печюре церковныя стены, в каменном гробе у южных врат», т.е. не в земле, а в нише-аркосолии. При погребении тело, вероятно, было помещено в деревянный гроб, который не мог отличаться крупными размерами. В этом заключается отличие от существующей раки – столь значительное, высокое и широкое сооружение просто невозможно было установить в стенную нишу.

При перенесении мощей, очевидно, был использован тот же гроб, поименованный ракой (от латинского raca – ящик, ковчег). В декабре 1631 года вместе с носилами, иконой-мощевиком и покровами он был прислан в Углич. В летописце так описываются эти предметы: «…еще присовокупи и гробницу старую, в которой был погребен в Оугличи благоверный царевичь Димитрий по оубиении его, и отнесены мощи его в ней в царствующий град Москву… И носилы его, в которых несом был к Москве с Оуглича гроб его с мощьми».

В дальнейшем этот предмет был утрачен при неизвестных обстоятельствах. Он мог значительно обветшать, разрушиться от времени – в отличие от носил, надежно изготовленных из прочных досок и брусьев в расчете на дальнюю дорогу. Поскольку городские соборы на Руси всегда имели высокий статус и государственное значение, получали пожертвования и частичное содержание из царской казны, неудивительно, что взамен обветшавшей раки из Москвы была прислана новая. Это могло произойти одновременно с осуществленными по указу царя Алексея Михайловича ремонтными работами в храме.

Новая рака, в отличие от прежней, являвшейся подлинной святыней, уже не имела такого статуса, а являлась символической гробницей царевича. Назначению всецело соответствовал облик предмета, предназначенного для установки в интерьере храма. С большой долей вероятности гробница повторяет форму и размеры раки царевича Димитрия в Архангельском соборе Московского кремля, только имеет не серебряный оклад, а тканевую обивку. Явно этот предмет не предназначался ни для погребения, ни для переноса на дальнее расстояние!

Дальнейшая судьба древних носил и изготовленной вновь раки-гробницы оказалась различной. После того как Палата княжеского дворца была отремонтирована на средства купца А.В. Кожевникова в 1801-1802 годах носилы переместили из собора в парадный зал верхнего этажа. Там они располагались вдоль южной стены под древней фреской Спаса Нерукотворного. Там их осматривали горожане и посещавшие Углич почетные гости. В дальнейшем, после реставрации Палаты в 1890-1892 годах, они вошли в состав собрания Угличского музея древностей и экспонировались в том же зале. Примечательно, что на время работ предмет был перемещен в северный придел церкви Царевича Димитрия. На фото 1892 года четко видны значительные утраты суконной обивки – ранее носилы для большего благообразия покрывали тканью. В Музее древностей их с той же целью обили новым сукном поверх старинной обивки. Поздняя ткань, очевидно, была удалена при реставрации 1965 года.

А вот судьба раки оказалась иной. В 1830 году была изготовлена новая серебряная гробница царевича Димитрия, которую традиционно разместили на месте погребения – около левого клироса собора. При этом прежняя рака была перенесена в кладовку под соборной колокольней. Поступая так со старинным предметом, члены соборного причта вполне осознавали, что делали. Они знали, что рака, в отличие от носил, не подлинная реликвия и святыня, а потому сочли возможным ее «упразднить», заменить новой. Повторим, что рака являлась символической гробницей царевича, отмечавшей место первоначального погребения, а потому относилась к категории церковной утвари.

Спустя годы, в 1891 году, участвовавший в реставрации дворца архитектор Н.В. Султанов обнаружил в кладовке со свечными огарками и прочими старыми предметами раку XVII века. Вещь была определена как подлинная рака, в которой в 1606 году перенесено тело царевича Димитрия. Этот ошибочный вывод был поддержан местной общественностью – так предмет обрел новую историю. Раку перенесли в Богоявленский теплый собор и размести на возвышении около северной стены. 4 октября 1925 года рака поступила в Угличский музей. Заведующий А.К. Гусев воспринимал ее в обозначенном статусе, что и зафиксировано в музейных описаниях. В какой-то период рака была установлена на носилы, что, очевидно, противоречит реальной истории предметов.

Такие перипетии может заключать история реликвий нашего города. Перечисленные обстоятельства ни в коей мере не должны способствовать девальвации значения – предмет второй половины XVII века представляет значительную ценность. Но при этом можно принять во внимание различную историю раки и носил.

x
Подписаться на новости
X