A
A
C
C
C
Обычный вид
Версия для слабовидящих
Государственное автономное учреждение культуры Ярославской области
Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей
ГлавнаяНаука и публикации → История музейного открытия

История музейного открытия

Поводом для этого увлекательного поиска послужил показ в кинотеатре «Россия» старого немого фильма. Современный кинотеатр – это 3 D, триллеры, фэнтези, мультфильмы. И вдруг – «Царь Иоанн Васильевич Грозный», созданный в 1915 году, в главной роли Федор Иванович Шаляпин. По предположению Маргариты Ваняшовой, профессора Ярославского театрального института, некоторые сцены снимали в Угличе.

В небольшом кинозале собрались любители кино, краеведы, музейщики. Пытаемся определить, где велись съемки – похоже, гора Богоявленка, волжский обрыв у кремля. На экране все атрибуты немого кино: глубокие страсти, эффектные позы, пронзительные взгляды. Очень выразителен Шаляпин, так и кажется, что его Иоанн Васильевич сейчас запоет.

Этот замечательный просмотр был организован с целью создать в Угличе клуб любителей кино. А клуб предполагает общение, обсуждение, интересные встречи. Организаторы обратились в музей: «Есть ли в музее что-то о Шаляпине?». Конечно, в Угличском музее - есть. Угличане помнят портрет певца с эффектным красным шарфом на шее, репродуцированные в журнале «Нива» изображения Федора Ивановича в ролях, созданные Петром Дмитриевичем Бучкиным. Все это раньше можно было видеть в картинной галерее в Алексеевском монастыре. Сейчас нет той галереи, работы скрыты в музейных фондах, правда, недавно на юбилейной выставке художника они напомнили о себе. А еще в документальном фонде хранятся воспоминания Ивана Николаевича Потехина, угличского художника, краеведа. Они так и названы: «Гастроли Ф.И.Шаляпина в Петрограде в 1915-16 г.». С каким восторгом описывает свои впечатления молодой Иван Николаевич, в то время студент художественного училища: «Что-то потрясающее было в этом человеке… Театр замер… У меня «мурашки» по спине побежали».

Вместе с друзьями студентами Потехин участвовал в спектаклях в массовых сценах и даже встретился с Федором Ивановичем. Интересен эпизод встречи студента из Углича с великим певцом. Это описано так: «В одном из антрактов в опере Бориса Годунова к нам в гримировочную вошел помощник режиссера и спросил, кто из статистов из Углича. Я понял, что этот вызов ко мне, так как главный режиссер Санин знал, что среди статистов студентов есть один из Углича. Я назвал свою фамилию, отправился за помощником к главному режиссеру. Признаться, я струсил, думал, что вызов этот добром не кончится, что я, видимо, плохо выполнил свою роль и меня уволят за неспособность. Когда я пришел в кабинет Санина, он объяснил мне причину вызова. И тотчас же проводил меня в уборную Шаляпина. Это произошло так неожиданно для меня, я растерялся и не мог понять, зачем я понадобился Федору Ивановичу. Санин объяснил мне, что Шаляпин интересуется Угличем, древним городом, в котором был убит Дмитрий, сын Ивана Грозного. Когда мы вошли в комнату Шаляпина, он сидел перед зеркалом, видимо, гримировался. Обернувшись к нам, он позвал меня к себе ближе, спросил меня, из Углича я, да, я из Углича. Подумав немного, он спросил меня, есть ли в Угличском музее портрет Ивана Грозного, писанный с натуры художником того времени, и какие реликвии сохранились от Дмитрия царевича. Я ответил Федору Ивановичу, что действительно, портрет Ивана Грозного в музее есть, я его видел, но подлинный портрет, писанный с натуры, или это копия с оригинала я не знал в то время сам. Относительно реликвий, то я их назвал все: набатный колокол, вернувшийся из ссылки в 1892 г., доска в серебряной оправе с четырьмя орешками, вставленными в оправу. Орешки эти находились в руках Дмитрия во время убийства. Носилки и слюдяной фонарь, которые были участниками перенесения тела Дмитрия из Углича в Московский Архангельский собор спустя 15 лет после смерти Дмитрия. Шаляпин поблагодарил меня за сообщение и сказал, что его интересует Углич, и выразил желание побывать в нем».

Как оказалось, это желание исполнилось в том же 1915 году.

И еще привлекли внимание музейных сотрудников две уникальные фотографии Шаляпина, сделанные в одном из парижских ресторанов в 1930-е годы. «Великий Шаляпин был отражением расколотой русской действительности: босяк и аристократ, семьянин и «бегун», странник, завсегдатай ресторанов…» - так о всемирно известном артисте говорил его педагог Дмитрий Усатов.

Фотографии поступили в музей в 1968 году. Даритель неизвестен, нет никаких сведений в книге поступлений - главном документе музея о новом экспонате. Сразу возник вопрос: как же они попали в музей и какая связь Шаляпин - Углич? История оказалась романтической, несколько авантюрной и вполне угличской.

На обороте одной из фотографий привлекла внимание запись об изображенных на фото: «Ф.И.Шаляпин в Париже. Справа от него Кенигсберг – муж П.Н.Шапошниковой». Фамилия знакома. Шапошниковы – их портреты можно видеть в картинной галерее музея. Купеческая пара - Семен Григорьевич и Прасковья Михайловна, портреты написаны И.В.Тархановым в 1829 году. «П.Н.», как первоначально предполагалось, Прасковья Николаевна - одна из потомков рода. Имя Прасковья довольно часто встречается среди родившихся девочек в «Семейной летописи купцов Шапошниковых». Записки хранятся в фондах музея, они начаты 4 июля 1789 года, заканчиваются в 1877 году, к сожалению, раньше рождения нашей «П.Н». Известны и сохранились дома этой семьи: дом, ныне на Красноармейском бульваре, крупный особняк на берегу Волги, построенный в 1821-25 годах, его последними владельцами были наследники Василия Семеновича и Николая Семеновича Шапошниковых; деревянный дом на улице Большой Богоявленской, ныне Февральской, принадлежавший наследникам Николая Николаевича Шапошникова. Дом на Февральской, к сожалению, перестраивался и не сохранил облик старого родового гнезда, а сейчас и вовсе элементы классики и модерна скрыты под современными материалами. Но дом на набережной Волги напоминает прежние времена.

За помощью пришлось обратиться к Марине Тимофеевне Журило, в 1960-70-е годы работавшей в музее. Марина Тимофеевна, коренная угличанка, знающая известные городские фамилии и их потомков (город-то невелик), рассказала занимательную историю.

В 1912 году одна из Шапошниковых, угличская гимназистка, сбежала с заезжим артистом. Все закончилось благополучно, они венчались. Позднее этот артист, именем Николай Семенович, принял псевдоним «Кенигсберг» и стал импресарио Шаляпина. После Октябрьской революции, лишившись всего, брат «П.Н.» бедствовал, работал сторожем. Городская легенда говорит, что ходил он на работу в шубе Федора Ивановича. А затем, уже из Америки, из Аргентины потомки Кенигсбергов умудрялись отправлять посылки в Россию - угличская Шапошникова в то время носила какие-то особенные шляпки. К сожалению, упоминаний о Кенигсберге не удалось найти в книге Шаляпина «Маска и душа», изданной в Париже в 1932 году и переизданной в России лишь в 1989-м, глава «На чужбине» очень коротка. Но фотографии-то – вот они, в Угличе!

Стало понятным их появление в Угличском музее. Вероятно, потомки Шапошниковых передали фото в музей, понимая их ценность, но не желая афишировать свои связи с эмиграцией. Около 50 лет лежали фотографии в фондах музея. Пусть, на фото не представлен важный исторический факт, но связан он с великим именем. Замечательно, что стало возможным показать фотографии всем, кому интересна и дорога наша история – в который раз музейные реликвии выходят «из тени - в свет».

О музейных поисках была написана статья «Шаляпин – в Париже, фотографии – в Угличе» и опубликована в журнале «Углече Поле» в 2014 году. Статья привлекала внимание живущей ныне в Риге Анны Андреевой из семьи Шапошниковых (пра-пра-пра-пра внучка Шапошниковых с портрета Тарханова). Всемогущие сети Интернет позволили найти и связаться с потомками фамилии, ныне живущими в Америке, Аргентине, Бразилии. Анна утверждает, что «П.Н.» не Прасковья, а Павла. Семья жила в доме на нынешней Февральской, и письма от «эмигрантов» шли именно туда, к брату Павлы Алексею Николаевичу Шапошникову. Как сообщает Анна, у Павлы Николаевны было 13 внуков. Кенигсберг оказался крупным коллекционером. Его галерея в Париже была разграблена фашистами, семье пришлось бежать.

Воодушевленная семейными поисками, Анна обратилась к редактору угличского журнала Алексею Суслову, он пригласил семью на научную конференцию в музей, и в ноябре 2019 года состоялась замечательная встреча.

Анна подарила музею уникальные фотографии большой семьи, ее нескольких поколений – живших и живущих в Угличе, в России в ХIХ, ХХ столетиях и рассеянных по миру в динамичном ХХI веке. Политические режимы оставили непростой след в истории семьи. И, конечно, ценнейшие фотографии великого Шаляпина теперь хранит наш музей.

Очень интересна фотография венчания Ии Кенигсберг (дочь «П.Н.» и Николая Кенигсбергов), предположительно, с доктором Артуром Хормутом. Фотография, возможно, сделана не позднее 1936 года в Германии, в Гейдельберге. Ия Кенигсберг была крестницей Федора Ивановича Шаляпина. На фото певец, его дочь, по воспоминаниям семьи, Шаляпин пел на венчании в церковном хоре.

Угличские потомки Шапошниковых передали в музей родословную семьи, составленную Александрой Алексеевной Таракановой (она племянница «П.Н.»). Это настоящая летопись семьи на фоне более чем вековой истории страны. Так, музейная «Семейная летопись купцов Шапошниковых» за 1789-1877 годы продолжилась историей достойных потомков и насчитывает теперь почти два с половиной века.

Музейные сотрудники очень благодарны большой и дружной семье Шапошниковых. Стало понятным, как городская история девочки-гимназистки вышла за пределы «сонного городка на Волге» - так написал об Угличе в том же, 1912 году составитель первого путеводителя по городу Юрий Шамурин, пересекла страны и континенты.

Т.Ерохина

x
Подписаться на новости
X