A
A
C
C
C
Обычный вид
Версия для слабовидящих
Государственное автономное учреждение культуры Ярославской области
Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей
ГлавнаяНаука и публикации → Неизвестная работа Д.Г. Буренина

Неизвестная работа Д.Г. Буренина

Евгений Лиуконен

Когда мы говорим о художниках и живописцах прежних времён, работавших в Угличском крае, то в первую очередь вспоминаются Иван Васильевич Тарханов, братья Тимофей и Епифан Медведевы – наиболее громкие заметные имена, оставившие значительное культурное наследие. Список можно продолжить и тогда следующими, скорее всего, будут живописцы Буренины – яркая творческая династия, насчитывающая четыре поколения.

Среди Бурениных важное место занимает Дмитрий Григорьевич (1793-1869) как наиболее известный и значительный мастер, крупный подрядчик, работавший в Угличском крае и соседних уездах. В настоящее время выявлены документальные сведения примерно о тридцати заказах на выполнение росписей и комплексов иконостасов для городских и сельских церквей. Также известны сохранившиеся до наших дней отдельные иконы, произведения станковой живописи. При этом совершенно очевидно, что сведения далеки от полноты, остаётся немало пробелов. В числе прочего крайне мало известно о раннем периоде творчества – имеющиеся сведения относятся к 1830-1860-м годам. Тем ценнее вновь обнаруженные документы, раскрывающие ранее неизвестные факты.

Не вызывает сомнений, что Д.Г. Буренин в детстве и юности работал при отце – Григории Ивановиче (1772-1843), – постепенно осваивая ремесло живописца, приобретая знания и навыки. С течением времени он становится самостоятельным мастером, руководит мастерской, от своего имени принимает заказы. Известные подряды 1830-х годов выполнялись в храмах Ростовского и Рыбинского уездов, а также в нескольких местных церквях. Обширная география характерна и для последующих периодов. В данном контексте не вызывает удивления вновь установленная наиболее ранняя работа.

25 апреля 1824 года протоиерей Успенского собора города Ростова Андрей Тихвинский с братией и церковным старостой мещанином Василием Гогиным направили доношение в Ярославскую Духовную Консисторию, где сообщалось следующее: «В означенной Соборной церкви около столпов, поддерживающих свод Собора, святые образа от долговременности пришли все в ветхость; но как по причине разобрания иконостасов для золочения все те образа выняты из мест своих, а сим открылся случай и удобство в настоящем лете исправить ветхости, то на сей предмет и учинён нами с угличским мещанином Дмитрием Григорьевым Бурениным вчерне контракт, который представляя при сём Ярославской Духовной Консистории на благорассмотрение, покорнейше просим на означенную починку разрешения».

8 мая вопрос был рассмотрен епархиальным начальством и вынесено следующее решение: «Поступить по сему. Как в контракте нет противузаконного, то дозволить учинить исполнение по оному». Затем 23 июня подготовлен указ Консистории, предписывавший заключить контракт на обозначенные работы.

Архивное дело содержит текст документа, представляющий особенный интерес. В апреле 1824 года всё те же протоиерей Ростовской Соборной Церкви Андрей Тихвинский «с братиею» и церковный староста мещанин Василий Гогин «учинили сей контракт вчерне с угличским мещанином Дмитрием Григорьевым Бурениным в том, чтоб ему Буренину одиннадцать икон Соборных, как то: 1) Благовещения Пресвятыя Богородицы, 2) Входа во Иерусалим, 3) Богоявления, 4) Преображения, 5) Рождества Христова, 6) Вознесения, 7) Успения, 8) Воздвижения, 9) Святителей, 10) Страшнаго Суда и 11) Воскресения Христова, находящиеся около столпов, поддерживающих свод Собора, обветшавших, сплотивши и, переклеивши в потребных местах и снявши со всех олифу надлежащим образом, исправить с совершенным согласием и соответственностию прежнего искусства иконного. Пробелы где были золотые, сделать так же золотые, а где красочные, то красочные и сделать; а также и света. Венцы же все вообще червонным золотом. А последние два образа, то есть Страшнаго Суда и Воскресения Христова по причине большей ветхости сделать большею частию вновь…»

За всё перечисленное следовало заплатить 1160 рублей, из которых 60 рублей были задатком при написании контракта, а прочие деньги выплачивать в продолжение работы «по усмотрению успеха оной». При этом последние триста рублей надлежало выдать по окончании работы, срок которой ограничивался сентябрём. В случае, если «работа окажется несоответственною прежнему искусству, по сличению с неповрежденными местами тех икон», то следовало «отказать тому Буренину в продолжении оной». Такими были условия оплаты и ответственность за качество.

Для нас приведённые сведения важны тем, что это первая из числа известных работ Д.Г. Буренина – тогда ещё сравнительно молодого мастера. Важен и статус заказа – речь идёт об Успенском кафедральном соборе Ростова Великого. Этот храм на протяжении многих столетий являлся центром одной из древнейших и наиболее значительных епархий Российского Государства, принадлежал к числу важнейших святынь. Существующее здание собора было построено в 1508-1515 годах, но ему предшествовали деревянная церковь конца Х века и белокаменные соборы XII-XIII веков. Это место было свидетелем многих событий отечественной истории и самого становления страны. Там бывали многие правители и подвижники благочестия. Едва ли возможно перечислить святыни, сосредоточенные в его стенах. Огромный монументальный храм с живописным силуэтом, изысканной белокаменной отделкой фасадов и строгим устремленным ввысь внутренним пространством можно отнести не только к числу выдающихся отечественных памятников истории и культуры, но и к числу великих соборов Европы. Таков его статус, сохранявшийся и после перевода центра епархии в Ярославль в 1788 году.

Главный предалтарный иконостас Успенского собора был изготовлен в 1731-1740 годах при архиепископе Иоакиме, взамен прежнего иконостаса 1695 года, сгоревшего во время пожара. Тогда же выполнены иконостасы около четырёх столпов храмовой части. Все они являются замечательными произведениями стиля барокко, поражают колоссальными размерами, сложными формами, насыщенной и утончённой резьбой. Великолепны витые коринфские колонны, оплетённые виноградными лозами, пышные орнаменты карнизов, изгибы консолей. Иконы пристолпных иконостасов имеют огромный формат – под стать масштабам и значению храма.

В столь прославленном соборе предстояло работать угличскому мастеру. Не вызывает сомнений, что к 1824 году Д.Г. Буренин достиг известности и авторитета – раз ему доверили работу в таком месте.

В наше время внушительный объём Успенского собора, как и столетия назад, возвышается над центральной частью Ростова, входит в состав архитектурного ансамбля митрополичьего двора (Ростовского кремля), но состояние интерьера удручает. Промозглые сырость и холод, чернота потускневших фресок, разорённые и сильно повреждённые иконостасы, хранящие лишь следы былого великолепия, вопиюще контрастируют с великой историей соборного храма. Таково наследие десятилетий запустения и использования под склад в советский период. Ныне даже трудно поверить, что храм был богато украшен, наполнен выдающимися художественными произведениями, что здесь свершались торжественные архиерейские службы, что он был духовным центром немалой части страны. Иконы, когда-то поновлявшиеся Д.Г. Бурениным, существенно пострадали, почти утратили живописный слой, но всё же позволяют ощутить сопричастность угличского мастера истории Успенского собора.

Говоря о деятельности Дмитрия Григорьевича, необходимо отметить, что его артелью были выполнены росписи церкви Царевича Димитрия «на поле» (1835), иконы и росписи верхних храмов Крестовоздвиженской (1837, 1847), Ильинской (1853), Леонтьевской (1858-1859), иконы и росписи Предтеченской (1845, 1855), Введенской (1843), Корсунской (1848), Всехсвятской (1862) церквей, росписи собора Богоявленского монастыря (1850-1853), Предтеченской церкви Алексеевского монастыря (1854), собора Воскресенского монастыря (1865-1866), а также различные работы в храмах сёл Вощажникова, Ефремова, Нефедьева, Никольского «в Слободищах», Воскресенского «на Волге», Поймаши, Димитриевского «на Кистьме», Шипилова, в Кассиано-Учемской пустыни… Это далеко, далеко неполный список даже из числа документально установленных работ. Очень многое было утрачено в советское время. Немало произведений имеет фрагментарную сохранность, позволяя характеризовать стиль и особенности известного угличского мастера, чьё обширнейшее наследие ещё предстоит узнавать и воссоздавать как причудливую мозаику.

x
Подписаться на новости
X