A
A
C
C
C
Обычный вид
Версия для слабовидящих
Государственное автономное учреждение культуры Ярославской области
Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей
ГлавнаяНаука и публикации → Жизнь купеческого семейства

Жизнь купеческого семейства

Евгений Лиуконен

В 1930 г. Угличским музеем у В.Н. Серебренникова были приобретены семь портретов первой половины XIX века угличских купцов Суриных, работы местного живописца коллежского регистратора Ивана Васильевича Тарханова. Портреты последовательно написаны в 1829, 1843 и 1845 гг., отражая важные этапы жизни двух поколений купеческой семьи.

Предметы были отреставрированы в 1978-1980 гг. и заняли важное место в экспозиции Угличского музея. На семи парадных портретах запечатлены образы далекого прошлого с характерными атрибутами сословных ценностей и красоты. Строгие мундиры мужчин – купеческие кафтаны с шитьем, золотыми пуговицами и привешенными саблями, затейливые традиционные и новомодные наряды женщин с тонко переданными фактурой тканей, прическами и украшениями и, наконец, выразительные, полные степенного достоинства лица.

Запечатленные на портретах колоритные образы стали предметом изучения и одним из путей знакомства с основательно забытым прошлым провинциального города. Понемногу устанавливались биографии изображенных, штрихи жизни, занятия, общественное положение. В наше время Сурины считаются одними из наиболее известных угличских купцов. Помимо портретов до нашего времени сохранился родовой особняк на Ярославской улице (№ 32/27), уцелели и интересные записки – «Летопись роду Суриных», которые с 1842 г. собственноручно вел П.М. Сурин, отображая важные события семейной и общественной жизни.

Из записок известно, что предки Суриных были кузнецами в Заволжской слободе. В 1772 г. Сергей Гавриилович купил лавку в Железном ряду в правобережной части города. После кончины С.Г. Сурина в 1785 г. ему наследовал сын Матвей, который в возрасте тринадцати лет вместе с матерью стал торговать в лавке железным товаром. В 1792 г. у купца И.Ф. Сапожникова за 750 рублей был приобретен полукаменный дом на посадской Федотовой улице, – так Сурины окончательно перебрались на правый берег, а прежний дом за Волгой продали двоюродному брату.

Город преобразовывался по регулярному плану, быстро менял свой облик и вот в 6-м землемерном квартале на перекрестке вновь созданных Ярославской и Благовещенской улиц в 1816 году «начали строить новый каменный двухэтажный с мезонином о семи окошках по лицу дом… наугольный и строили два года, по 1818 год… Февраля 1-го перешли из старого в новой дом жить в нижней этаж».

В 1823 г. у Н.Н. Скорнякова за 800 рублей приобрели землю (по лицу, по Ярославской улице 10 саженей) и расширили земельный участок. В августе 1824 г. живописец Медведев украсил росписями потолки и стены комнат второго этажа. После этого хозяева перешли жить в полностью завершенный второй этаж.

Так, строя и украшая дом, Сурины создавали прочное семейное гнездо, ставшее основой благосостояния нескольких поколений.

На протяжении большей части XIX века владельцем дома был Павел Матвеевич Сурин. Он родился 25 февраля 1807 г., в 1815 г. у священника Корсунской церкви Петра Смирнова обучился читать и писать, а в 1819 г. в возрасте двенадцати лет стал ходить в лавку учиться торговать железным товаром. В следующем году получил товар под отчет на 100 рублей, и первый самостоятельный опыт завершил значительным барышом – более 150 рублей. Потом стал торговать в лавке вместе с отцом. В 1831 г. принял капитал в 30 тысяч рублей и занялся самостоятельной торговлей тканями и галантереей. В 1842 г. после кончины отца в первый раз объявил в Градской Думе купецкий капитал от своего имени.

П.М. Сурин был женат дважды. В первый брак он вступил в 1825 г. с дочерью угличского купца 2-й гильдии Дмитрия Ивановича Серебренникова – Авдотьей Дмитриевной. Она умерла в декабре 1844 г. в возрасте 36 лет.

Павел Матвеевич оставался вдовцом несколько месяцев – 24 марта 1845 г. он решился на второй брак. В городе Кочеве взял за себя в жены дочь Андрея Андреевича Ушатина, вдову купца М.П. Шестова – Надежду Андреевну. 23 апреля они обвенчались в Корчеве. По скрупулезному подсчету Павла Матвеевича супруге тогда было 26 лет, 8 месяцев и 17 дней. Спустя три дня после свадьбы, новобрачные отправились в Углич на большой крытой лодке с устроенными двумя комнатами. Свадьба, дорожные расходы и подарки обошлись мужу в крупную сумму – 4000 рублей серебром.

Состоятельные купцы 2-й гильдии Сурины занимали важное положение в городе. Им доводилось избираться на должности ратмана и бургомистра в Городовой Магистрат, купецкого и церковного старосты. Павел Матвеевич пять раз избирался городским головой – в 1848-1859 гг. он занимал эту должность четыре трехлетия подряд. Не раз Сурины принимали в своем доме ярославского губернатора А.П. Бутурлина, архиепископов Евгения и Нила, высокопоставленных министерских чиновников и генералов, по разным делам посещавших Углич.

Павел Матвеевич и сам бывал в почетных местах с важными визитами. Одно из наиболее ярких событий жизни произошло в апреле 1849 г. Первого числа, в Великую Пятницу, городской голова П.М. Сурин с супругой Надеждой Андреевной и бургомистр Магистрата известный угличский купец-серебряник Михаил Александрович Хорхорин поехали в Москву, чтобы присутствовать на освящении вновь построенного Большого Кремлевского Дворца. 3 апреля, в день Святой Пасхи, они прибыли на место и отправились в Успенский собор на позднюю обедню. Там служили митрополит московский Филарет, викарии, архимандриты, несколько священников и диаконов, читали Евангелие на разных языках.

После службы вышли на Соборную площадь Кремля и увидели знакомого дворцового чиновника, которого, возможно, встречали в Угличе во время посещений города наследником престола цесаревичем Александром Николаевичем или императором Николаем I. Они попросили чиновника подсказать, как можно похристосоваться с императором и поднести хлеб-соль от города Углича. Он дал П.М. Сурину два печатных объявления, дававших право быть в полдень в Георгиевском зале дворца и вечером с дамами, – «то есть с женами». Далее они поехали посоветоваться к знакомому московскому купцу А.А. Хлебникову, но он только удивился, как удалось им получить доступ во дворец.

В день церемонии, 5 апреля, рано утром пошли в Кремль, где, помолившись царевичу Димитрию, направились во дворец. Там встретившийся камергер посоветовал обратиться к министру Императорского Двора князю П.М. Волконскому. П.М. Сурин добился встречи с министром, похристосовался, получив в подарок хрустальное яйцо, и уверение доложить о них императору.

Далее Сурин и Хорхорин, надев мундиры Городового Магистрата, прибыли в Николаевский дворец, где похристосовались с наследником престола, а затем и с императором, поднесли от лица угличан хлеб-соль. При этом М.А. Хорхорин попросил у государя разрешение быть во дворце.

После церемонии они отправились в новый дворец, где камергер провел их по многим комнатам и залам. Затем они присутствовали в Андреевском тронном зале при поднесении депутацией московского купечества, мещанства и ремесленников хлеба-соли императрице Александре Федоровне, целовали руку, снова христосовались с наследником престола и великими князьями.

Выходя по парадной лестнице вместе с многотысячной толпой, Павел Матвеевич увидел стоявшую у входа супругу Надежду Андреевну. Желая оказать ей честь, он вошел с заднего крыльца, увидел придворного и попросил разрешить показать дворец супруге. Им не отказали, провели по многим комнатам, в том числе в древнем Теремном дворце. Потом провели на хоры Георгиевского зала, откуда они могли видеть парадный обед, на который были допущены только чины первых четырех классов по Табели о рангах.

Вечером они выехали на тройке из Москвы и добрались до Углича через трое суток. Павел Матвеевич подсчитал, что купленные для поднесения императору фаянсовое блюдо, серебряная солонка и хлеб, а также все расходы в Москве и в дороге составили более 100 рублей серебром.

Так среди будней, трудов и праздников проходила жизнь одного из купеческих семейств Углича. За долгую жизнь Павел Матвеевич Сурин немало потрудился на общественных выборных должностях, немало преуспел в купеческих делах. Его образ и образы других членов семьи хранят старинные портреты и собственноручные дневниковые записи.

x
Подписаться на новости
X