A
A
C
C
C
Обычный вид
Версия для слабовидящих
Государственное автономное учреждение культуры Ярославской области
Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей
ГлавнаяНаука и публикации"Суриковские вечера". Выступления → Надежда Геннадьевна Щербакова. Воспоминания.

Надежда Геннадьевна Щербакова. Воспоминания.

В ноябре 2019 г. старшее поколение россиян вспоминает о советско-финской войне, о которой очень скудно сообщалось в советской прессе конца 1939-начала 1940 гг, а в более поздние времена и вообще умалчивалось в связи с нашими большими людскими потерями.

Я решила поделиться моими детскими впечатлениями о линии Маннергейма на Карельском перешейке.

Мне было 12 лет в 1959 г. Я занималась в туристическом кружке в школе. Руководила кружком наша учительница географии Людмила Николаевна. До работы в школе она была геологом. На её уроках было очень интересно.

Получив в классное руководство на 5 класс, она предложила создать туристический кружок. Большая половина моего класса и часть соседнего стали изучать картографию, ориентирование на местности, способы выживания в лесу в сложных ситуациях и прочие тонкости походной жизни. К лету 1959 г. мы уже получили навыки ориентирования по картам и компасу, а потому наша учительница организовала нам недельный поход с определенным уровнем сложности, протяженностью 60-70 км., по Карельскому перешейку. Доехав до Зеленогорска на поезде, мы пошли по маршруту. Чаще всего шли по пересеченной местности, попутно мы исследовали так называемые бессточные озера ледникового периода (рельеф, флору, фауну и др.) Лес, в районе Зеленогорска и в сторону Выборга, болотистый, со множеством ручьев и оврагов, камней и трясины. Но природа в июне просто сияла великолепием начала лета. Нам выпало даже несколько солнечных дней, что большая редкость в Ленинградской области. Чувствуется влияние «Маркизовой лужи» - Финского залива! Идя лесом, по бездорожью, мы часто видели разрушенные, а иногда и целые ДОТы, окопы, казавшиеся совсем свежими. Они укреплены крепкими досками, не сгнившими, хотя с войны прошло 20 лет. А больше всего огромное количество колючей проволоки в лесу. Местами она тянулась на многие десятки метров в 2-3 ряда, а иногда создавала завалы, особенно в низинах, и массы разрезанной  колючей проволоки, остатков столбов-креплений и поваленных деревьев. Все это было в большом количестве и в ужасающем виде.

Вот тогда мы впервые услышали, что это финские укрепления- «Линия Маннергейма». Наши азартные мальчишки с горящими от восторга глазами залезали в окопы, проникали внутрь взорванных укреплений, находя ящики от снарядов, гильзы, фляжки и прочее.

Руководительница наша была строгой, пресекала такие вещи, но удержать ребят, у которых почти все родители прошли Великую Отечественную, было очень сложно. Хоть мы и были детьми, но вполне понимали, что качество и мощь этих укреплений были значительными. Иногда симпатичный пригорок с кустиками или молодым деревцем оказывался прекрасно укрепленной и почти незаметной огневой точкой. Понятно, что вблизи дорог, по их обочинам остатки колючей проволоки были убраны, но в глубине леса они были кругом. Нужно было внимательно смотреть под ноги, чтобы не напороться на проволоку или куда-нибудь не провалиться.

Кто мог тогда предположить, что в Ленинградской области, вблизи курортного города Зеленогорска, через 20 лет после войны, еще так много остатков финских укреплений в лесах?

Сейчас я думаю, что наша учительница, подолгу сидя над картой во время наших стоянок, изменила маршрут, но нам не сказала.

Мы благополучно завершили маршрут, выполнили исследовательскую работу по бессточным озерам, сдали отчет и ждали, что нам дадут значки «Турист СССР», но нам их не дали, так как их вручали с 14 лет, а нам было12-13! Вот такие разочарования нас постигли тогда, но в памяти многое увиденное осталось. В следующем году в турпоход по Закарпатью (район г. Львова) отец меня не отпустил. Он был участником Великой Отечественной..

А позже, лет через 10-12, я с отцом, мужем и братом с мая по октябрь, каждые выходные путешествовала по Карельскому перешейку, но уже не в районе Зеленогорска, где все заполонили дачники, а восточнее: к Ладожскому озеру, под г. Приозерск на Вуоксу (это не просто река, а целая система малых озер, протоков и даже с течением, которое могло изменяться в зависимости от ветра).

В этом краю, тогда еще не очень сильно затронутом цивилизацией, мы путешествовали на байдарках, а позже уже на «Казани» с мотором «Вихрь», и даже ходили под парусами на 6-весельном яле. В самые глухие места забирались. И часто видели там остатки хуторов с жильем и хозяйственными постройками, плотинами и остатками мельниц, с каменными жерновами и с ледниками, с остатками причалов на берегу и с ровными рядами посадок черной смородины, и даже с грядками, насыпанными на каменистой почве ледникового ландшафта этих мест. Везде чувствовались умелые руки и рационально устроенное хозяйство бывших жителей, хотя со времен войны прошло уже 30-35 лет, но многое еще сохранилось.

Возвращаясь к воспоминаниям о Линии Маннергейма, могу уверенно сказать: это была добротная, рациональная, серьёзная, хорошо оборудованная линия обороны финской границы.

Декабрь 2019г.                                                   Щербакова Н.Г.

x
Подписаться на новости
X