A
A
C
C
C
Обычный вид
Версия для слабовидящих
Государственное автономное учреждение культуры Ярославской области
Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей
ГлавнаяНаука и публикации"Суриковские вечера". Выступления → Надежда Николаевна Латышева. "К 130-летию со дня рождения Б.Н. фон Эдинга".

Надежда Николаевна Латышева. "К 130-летию со дня рождения Б.Н. фон Эдинга".

Латышева Н.Н.

Научный сотрудник отдела учёта Угличского музея

К 130-летию со дня рождения Б.Н. фон Эдинга

 

Б.Н. фон Эдинг.

 

         Имя Бориса Николаевича фон Эдинга известно ныне немногим.

         Борис Николаевич был историком русского искусства, коллекционером документов и произведений родной старины, музейным работником и педагогом. Это был человек талантливый и трудолюбивый. Свою недолгую жизнь он посвятил изучению и сохранению зодчества, живописи и прикладного искусства Древней Руси.

Борис Николаевич фон Эдинг родился 4 (10) апреля 1889 года в древнем Ростове Великом.

         Его отец, Николай Дмитриевич, происходил из семьи прибалтийских баронов. Он посвятил себя военной службе, был офицером.

         Мать, Александра Ивановна (урождённая Мальгина), происходила из уважаемой и известной в Ростове купеческой семьи.

         Старший брат, Дмитрий Николаевич, был известным учёным-археологом, автором опубликованного исследования «Сарское городище».


Д.Н. Эдинг с сотрудниками Нижнетагильского краеведческого музея.

         В связи с переменой места службы отца, семья переезжала и оказалась в Воронеже, где Борис Эдинг с 1900 – 1908 гг. учился в гимназии.

         Во время летних каникул он любил гостить у бабушки О.Д. Мальгиной в Ростове Великом.

         Там в 1903 году  с ним случайно познакомился известный художник В.В. Переплётчиков, который приезжал в город на этюды. Возвратившись в Москву, живописец рассказал об этом знакомстве Игорю Эммануиловичу Грабарю, сообщив, что юноша (Эдингу было только 14 лет) поразил его «своими знаниями по археологии, интересом к искусству и осведомлённостью о всех новейших художественных течениях. Он не расставался с последними номерами “Мира искусства” и “Художественных сокровищ России”, в которых знал наизусть каждую страницу, бывал на всех московских выставках, знал все музеи».


В.В. Переплётчиков.

 

         В 1908 году Эдинг окончил гимназию и поступил на историко-филологический факультет Московского университета. В студенческие годы он обращался за советами к Грабарю, который впоследствии вспоминал: «В этом действительно незаурядном застенчивом  юноше мне почуялось так много подлинного дарования, столь ненасытная жажда знания и столь искренняя страсть к искусству, особенно древнерусскому, что было грешно не прийти ему на помощь».


И.Э. Грабарь.

 

         После окончания университета в 1912 году Борис Николаевич был оставлен в университете для подготовки к научной деятельности при кафедре теории и истории искусства. 

         С 1912 по 1916 год он был помощником хранителя при Отделении изящных искусств Румянцевского музея.

Борис Николаевич много ездил по русским городам, собирал информацию, делал фотографии. К 1912 году он подготовил три монографии русских городов: 1) Ростов Великий - Углич, 2) Ярославль - Романов-Борисоглебск (ныне Тутаев), 3) Кострома. Первая из них – «Ростов Великий. Углич: памятники художественной старины» увидела свет как выпуск первый (к сожалению, единственный) в серии «Русские города – рассадники искусства: собрание иллюстрированных монографий», задуманной И.Э. Грабарём. Книга вышла большим для своего времени тиражом-8 тысяч экземпляров. Она стала самой значительной опубликованной работой Эдинга. Её открывает предисловие, написанное Грабарём, в котором он сообщает, что серия монографий, посвящённых древним русским городам, его «заветная мечта», так как небольшие захолустные эти городки, «которые были некогда в силе, славились своим художеством и имеют великое счастье хранить в своих стенах до сих пор драгоценнейшие памятники этого художества … Чем это не музеи? … музеи живого и жизненного искусства. Здесь никто ничего не собирал – всё стоит там же, где стояло в старину и нередко всё сохраняет тот же вид, что и в былые времена». Для своего времени книга явилась серьёзным научным трудом, не утратившим значения до настоящего времени.

                   Эдинг постоянно расширял и углублял свои знания. Чтобы лучше понять, осмыслить творчество мастеров прошлого, он занялся рисованием, живописью, поступил на архитектурное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества.

Одним из первых в России Эдинг применил прогрессивный в его время метод формального стилистического анализа, разработанный и развитый западноевропейскими учёными во второй половине XIX  века, для исследования памятников русской архитектуры XVII века.

         Однако, по воспоминаниям Грабаря, «в некоторых кругах, главным образом в Петербурге, его считали не достаточно «специалистом», слишком «любителем», почему относились к нему с нескрываемым пренебрежением. Но, Боже мой, во сколько раз ценнее и нужнее России чистое сердцем любительство Эдинга, его радующая и заражающая влюблённость в древнерусское художество, нежели чиновно-чванное раскладывание научного пасьянса, практикуемое слишком большими «специалистами».

Подтверждением вывода, сделанного Грабарём, стало событие, произошедшее в 1914 году в Петербурге. Лицо, пожелавшее остаться неизвестным, пожертвовало 3 тысячи рублей Обществу защиты и сохранения в России памятников искусства и старины на проведение исследования, связанного с регистрацией не описанных к тому времени памятников русского Севера. Единственное условие, которое было выдвинуто жертвователем, – поручить эту работу Эдингу. Ему предстояло обследовать в 1915 году древние памятники Кириллова, Белозёрска, Вологды, Великого Устюга, Сольвычегодска, Тотьмы, Архангельска, Кеми, Соловецкого и других северных монастырей. В марте 1916 года Эдинг отчитался о выполненной работе перед Обществом – сделал «доклад о памятниках старины русского Севера, преимущественно Архангельской и Вологодской губерний, иллюстрированный большим количеством фотографий». Результаты этого исследования Общество предполагало «опубликовать в особом издании», к сожалению, не осуществлённом.

         Как видим, Эдинг не был «кабинетным» учёным. Каждое лето с 1914 года он  совершал поездки по северным губерниям России, изучал памятники древней русской архитектуры, живописи, прикладного искусства. Многие из них были им сфотографированы. Кроме того, он приобретал предметы старины для музеев по их заявкам. Эдинг «извлекал драгоценные в смысле художественности письма, иконы с чердаков и из подвалов церквей, воевал с настоятелями монастырей, указывал на громадную ценность памятников, прося охранять их как можно лучше и не подвергать никаким переделкам и искажениям».

                   Начиная с 1915 года преподавал в университете имени А. Л. Шаняского – читал курс по истории русского искусства.

Очень интересовали учёного история и художественные памятники Ростова Великого и Ростовского уезда. Изучение их Эдинг считал главной задачей своей жизни. Для достижения «этой цели он не жалел ни трудов, ни средств и все свои скромные сбережения тратил на покупку материалов», собирал документы по истории края, рукописи местных краеведов, книги, предметы старины для Ростовского музея древностей.

         В 1917 году Эдинга избрали членом-сотрудником этого музея. Тогда же под его руководством произошла перестройка экспозиции музея. Была  «произведена новая расстановка икон и систематизация других предметов древности: гравюр, резьбы по дереву, посуды и прочего». В Ростовском музее-заповеднике с 1924 года находятся собранные Эдингом  рукописные документы XVII – XVIII веков, в том числе большая коллекция столбцов.

         В марте 1918 года Борис Николаевич женился. Его избранницей стала известная в то время художница-авангардистка Любовь Сергеевна Попова (1889 – 1924), происходившая из дома московских купцов Полежаевых-Зубовых. В ноябре того же года родился их сын.

Летом 1919 года Борис Николаевич организовал экспедицию в Ростовский уезд. Он собирался приступить к изучению знаменитого Успенского собора XVI века в Ростовском Кремле. В поисках неизвестных науке памятников русской старины Эдингу часто приходилось передвигаться пешком по северному бездорожью в тяжелейших условиях и на большие расстояния (до 200 км.), что сильно расстроило его здоровье. В последний год он «часто жаловался на боль в ногах и общее недомогание. Его расшатанный организм уже не мог справиться» с  брюшным тифом, которым Эдинг заболел в родном городе, и 16 августа 1919 года он скончался. Его отпевали в Спасо-Яковлевском монастыре и похоронили там же. Могила ныне утрачена.

         Жизнь семьи завершилась трагически: весной 1924 года скончался от скарлатины сын Бориса Николаевича Максим. Любовь Сергеевна ухаживала за ним, заболела и тоже умерла.

         Жизнь Бориса Николаевича была проникнута бесконечной любовью к памятникам родной стороны, желанием изучить их и сохранить для будущих поколений. Им был собран огромный материал. Лишь малую часть он успел опубликовать.

         Александр Иванович Анисимов в рецензии к книге «Художественное достояние России» написал такие строки, посвящённые Б.Н. фон Эдингу «У искателей старой родной культуры есть и своя несравненная награда. Только они одни знают по-настоящему лицо своей Матери, только они одни постигли её удивительную и богатую душу во всей глубине. Только эти странники служили и служат единственным сознательным звеном между народом, забывшим своё прошлое, и этим прошлым, без знания чувства которого не было бы у нас и веры в наше будущее».

Литература:

1.Г.Д. Злочевский. Влюблённый в древнерусское искусство. http://www.rostkraeved.blogspot.com

2.Форум ярославского родословно-краеведческого общества. http://www. forum.yar-genealogy.ru

x
Подписаться на новости
X